Главным экскурсоводом по Евпатории для нас стала сотрудник местного краеведческого музея Екатерина Черняева. Благодаря ей наша маленькая экспедиция многое узнала о древнем и современном морском городе.

Вся Керкинитида – под пирамидой

Если говорить о самом музее, то его основали в историческом центре города в 1921 году. Он размещен в старинном купеческом доме, построенном в мавританском стиле, зато в залах установлено современное мультимедийное оборудование. С его помощью можно узнать о природе Крыма, его истории. Включаются экраны, и начинается рассказ о событиях былого… Аппаратура появилась здесь уже в последние годы, когда Крым воссоединился с Россией.

Двадцать пять веков назад с приходом греков из Малой Азии на месте нынешней Евпатории появилась их колония Керкинитида. В Боспорское царство она никогда не входила, все-таки Боспор располагался на востоке полуострова, а Керкинитида – на западе. Хотя в какие-то моменты истории их судьба переплеталась, и в итоге тысячелетия спустя все вошли в один туристический маршрут — Золотое кольцо Боспорского царства.

Назвали колонию скорее всего по имени основателя Каркина. Территория Керкинитиды – это два современных санатория. В 2000 году при реконструкции одной из центральных улиц – Дувановской – был обнаружен северо-западный пригород греческого полиса, так сказать, ее дачный район. Частичку улицы рядом с краеведческим музеем оставили для всеобщего обозрения, накрыли прозрачной пирамидой. На опыте проверено: когда льет дождь, все предметы под куполом видны смутно.

Античную пшеницу выращивали в 20 веке?

В пригороде Керкинитиды располагались сельскохозяйственные усадьбы. Была башня для хранения зерна, позже ее перестроили в оборонительную. Удивительно, но прямо на этих берегах сеяли зерно. Греки даже культивировали сорт понтийской пшеницы, выведенный в западном Крыму. Есть гипотеза, что пшеница «крымка» высокого качества – это тот самый древнегреческий сорт. Климат в те времена был немного другой, более влажный, подходящий для хлебопашества, на месте степей находилась зона лесостепей. Обильные урожаи позволяли направлять пшеницу из Керкинитиды в Грецию. Второй по объему экспортный товар – соль из розового озера Сасык-Сиваш.

Вначале греки жили здесь в землянках и полуземлянках. Жителей в колонии насчитывалось около сотни. В то время столь небольшого населения было достаточно для образования полиса. И этот полис был самостоятелен – такая маленькая республика со своей системой самоуправления, и ни к какому государству он не собирался присоединяться.

Присяга херсонесита

А вот к четвертому веку до нашей эры эллинский городок вырос до двух тысяч жителей. В третьем веке до нашей эры Керкинитида попала под политическую зависимость от Херсонеса. В то время полис Херсонес Таврический фактически был отдельным государством. Керкинитида оказалась его провинцией. В присяге херсонесита есть такие слова: «Не предам Херсонес, Керкинитиду, Калос-Лимен».

В Керкинитиде того времен строили прочные дома, в основном из ракушечника. Никакого связывающего материала греки не использовали, но каменные плиты настолько плотно прилегали друг к другу, что между ними нельзя было просунуть даже лезвие ножа. Крыши покрывались привозной черепицей, доставленной из Греции. Также из Греции привозили мраморные скульптуры и карнизы для украшения зданий – такие вот импортные отделочные материалы. Здесь был прямо кусочек цветущей Эллады на западе полуострова.

Скульптура амазонки, которая является одним из самых ценных экспонатов краеведческого музея Евпатории, обнаружена на античном городище Чайка. Создана она неизвестным мастером школы Лиссипа. Сам Лисипп – известный ваятель Эллады, он служил при дворе Александра Македонского.

Скульптура изображает всадницу на лошади. Воительница замахивается копьем. Есть гипотеза, что автор так объемно воплотил женщину из племени сарматов. В сарматских племенах царил матриархат. Они жили во времена крымских эллинов. И не просто жили – воевали и побеждали. Сарматы захватили столицу Скифии Неаполь. Царица Амага в отсутствие мужа повела сородичей в бой, и этот поход оказался удачным. Изящную скульптуру тоже привезли из Греции.

Без импорта никак

Импортировали многое, даже посуду. Вот амфоры, которые использовали для жидкостей и сыпучих продуктов. На ручках ставились клейма тех регионов, где их изготавливали. Гуттус – сосуд для кормления младенца, аналог бутылочки с соской, хотя выглядел иначе. Выходит, у молодых мам во все времена одинаковые проблемы с молоком, детей надо как-то докармливать. Есть в музее лекифы – сосуды для масел.

Вся чернолаковая посуда делалась только в Афинах, потому что лишь там знали секрет ее изготовления. Красители были вулканического происхождения. Лак не растворяется даже в современных кислотах. Фрагменты чернолаковой посуды пролежали в земле более двух тысяч лет, но не потеряли своего цвета и блеска. Дорогая, искусно изготовленная посуда нужна была для украшения дома, ее использовали в культовых целях и преподносили в дар. Возникает вопрос: почему нужно было привозить необходимые вещи за тридевять земель, а не делать их на месте? Ну, греки, видимо, следовали примеру местного населения. Скифы, в частности, с гончарным ремеслом не были знакомы.

Торговля на земле Евпатории процветала всегда, и античные времена не исключение. Обмен товарами шел не только с Грецией и островами Эгейского моря, но и с Малой Азией. Самыми близкими торговыми партнерами были Херсонес и Скифия.

Вывозили из Евпатории пшеницу, рыбу, соль, скот. О быте керкинитийцев можно судить по найденному граффити – тексту на керамическом черепке. Апатурий писал некоему Невмению: «Соленую рыбу свези домой равно и кровельные брусья (и другой товар); и пусть никто не занимается твоими делами кроме меня; и, конечно, тщательно следи за волами; и узнай, кто отправится в Скифию (или будет платить им дань)». Кто таков автор послания и какому такому Невмению оно адресовано, исследователи точно не знают, но можно предположить, что речь идет либо о деловом партнерстве, либо о родственных отношениях.

Геракла почитали особо

«Евпаторийские» греки хоронили умерших в каменных склепах, земляных ямах. Туда укладывали погребальный инвентарь: посуду, украшения. Так, в городище Чайка в захоронении юноши найдены сосуды для ароматических масел и игральные кости-астрагалы. Маслом спортсмены покрывали тело перед состязаниями. А игральные кости – обычный атрибут греческого времяпрепровождения, ими развлекались даже дети. На деньги они играли или ради интереса, трудно сказать. Терракотовые статуэтки, изображавшие древнегреческих богов, тоже были детскими игрушками. В захоронении мальчика была обнаружена керамическая игрушка в виде маски.

Статуэтка богини плодородия Деметры, алтарь бога Диониса – эти экспонаты краеведческого музея рассказывают о том, кому поклонялись жители Керкинитиды. Очень почитаем был Геракл. В северо-западном Крыму обнаружили восемь известняковых барельефов с его изображением. Этот бог для жителей «Евпатории» был и народным героем, и покровителем целебных вод. Также почитаемы были Афродита, богиня любви и красоты, и, конечно же, Гермес – бог торговли. Куда без его покровительства в таком коммерческом городе как Керкинитида?

Как появился Евпаторий

Греки в Крыму неоднократно подвергались нападениям скифов. Вообще с воинственными соседями отношения складывались по-разному, были достаточно мирные периоды, были единичные набеги варваров. Во втором веке до нашей скифы захватили Керкинитиду и большую часть полуострова. Греки Херсонеса, частью которого была Керкинитида, обратились за помощью к царю Понтийского царства Митридату Евпатору. Митридат, основавший огромное государство на северо-западе Малой Азии и побережье восточной части Черного моря, имел огромное влияние на Боспор. Понтийский царь послал освобождать западный Крым от скифов талантливого полководца Диофанта с войском.

Экспедиционный корпус переправился в Керкинитиду, освободил ее и захватил несколько скифских крепостей. После этого похода в окрестностях греческого полиса были заложены две крепости – Евпаторион и Евпаторий. Остатки древнего Евпатория находятся на кургане Кара-Тобе непоалеку от современной Евпатории.

А Керкинитида после скифского нашествия не оправилась, пришла в запустение. На ее месте остался небольшой рыбацкий поселок, где жили потомки греческих колонистов буквально до первых веков нашей эры, а потом здесь хозяйничали кочевники.

Старый город: для кого Гезлев, для кого Козлов

После распада Золотой Орды на полуострове сформировалось новое государство – Крымское ханство. В 1475 году Крым попал в политическую зависимость от Турции. В то время на территории Евпатории был город Гезлев. Название образовано их двух турецких слов: «глаз» и «дом», в общем, наблюдательный пункт. Крымские татары именовали город Кезлев, а русские – Козлов.

Гезлев представлял собою неправильный многоугольник, обнесенный крепостной стеной. Высота стен достигала 8 метров, толщина 5-6 метров. Город имел пять ворот. Дровяные ворота простояли до 1959 года – тогда они помешали строительству хлебозавода, их разобрали и восстановили только в 2004 году. Сейчас это один из самых колоритных элементов крымско-татарского присутствия в нынешней Евпатории.

Старый турецкий город в современной Евпатории – частичная реконструкция. В нем сохранились подлинные здания, есть немало домов, стилизованных под старину, средневековая планировка осталась какой была. С приходом весны здесь становится многолюдно, открываются кафе и сувенирные лавки. Туристы спешат за экскурсоводами, чтобы слышать и видеть то, что видели еще обитатели старинного Гезлева. Несмотря на административную зависимость от Турции, жили тут люди многих национальностей, и от них осталось материальное наследство: можно пощупать стены, пройти по мостовой. Такое обилие артефактов, сооружений, исторических и религиозных памятников на небольшом кусочке современного города позволило создать уникальный маршрут, который называется Малый Иерусалим.

В Гезлеве был свой водопровод – сохранились элементы его керамических труб, их прокладывали в подземных галереях. Строили по достаточно древней иранской технологии водоснабжения. Были свои фонтаны и турецкие бани. Сохранилась деревянная женская фигура, которая украшала отделение для представительниц прекрасного пола. Скульптура датирована 18 веком, в то время бани уже принадлежали братьям-грекам. В Гезлеве было пять бань! В некоторые можно зайти и экскурсантам.

В крымско-турецком городе вовсю торговали. К пристани причаливало множество купеческих судов. Торговые ряды и караван-сараи – важная часть Гезлева. Из Турции сюда привозили дорогие ткани, парфюмерию, нитки, мыло, свежие и сушеные фрукты, оливки, кофе, табак, мед, пряности, посуду. А увозили кожу тончайшей выделки, соль «несравненного вкуса», бараньи шкуры, шерстяные бурки, верблюжий войлок, лук, масло, зерно, сушеную и вяленую рыбу и живой товар. У пристани находился невольничий рынок. Торговля людьми была одним из основных источников дохода крымских татар. Рабов сюда пригоняли из разных земель, в том числе из Российского государства и нынешней Украины. Можно представить, сколько человеческих трагедий разыгрывалось здесь, сколько слез пролито…

Чтобы освободить своих земляков, в походы «на Козлов» отправлялись казаки-запорожцы. Первое известное историкам нападение запорожцев было в 1589 году. Через десять лет на турецкой галере в Гезлеве произошло восстание невольников под руководством Самийла Кишки. В 1675 году поход казаков на крымский город возглавил Иван Сирко. Осаждал его и атаман Иван Богуславский. Шли казаки под сабли и пули, нападали на турецкие корабли на легких судах-чайках. Такая здесь была жизнь! От тех боевых будней остались предметы казачьего обихода в краеведческом музее Евпатории – пороховница, пищаль, чернильница, деревянный ковш и еще кое-что.

В Гезлеве построена уникальная мечеть Джума Джами, или Пятничная мечеть. В середине 17 века турецкий путешественник писал, что минареты ее были разрушены во время землетрясения. Скорее всего, способствовал этому и шторм, разыгравшийся в бухте. В 1985 году минареты восстановили. Тут размещен музей религии и атеизма.

Обитель (текие) крутящихся дервишей – тоже уникальный памятник. На постсоветском пространстве не сохранилось ничего подобного этому небольшому каменному сооружению, которое снаружи выглядит неказисто – здание сужается кверху как-то неправильно. Зато внутри в большом белом зале удивительная акустика. Несколько столетий назад дервиши, странствующие монахи, устраивали здесь коллективные моления – вращались вокруг себя под музыку и песнопения, обращаясь к Всевышнему. Жили в маленьких кельях. Внутри все оштукатурено белым как знак святости.

Позже появился собор святителя Николая Чудотворца, который возвели на месте греческой церкви, построена армянская церковь, две синагоги и караимские кенасы. Кенасы – комплекс храмов, где молились потомки древних хазар.

В 1784 году, уже после присоединения Крыма к России, Екатерина Вторая переименовывала крымские города, давала им греческие названия. Город Гезлев стал Евпаторией.

Космос ближе, чем думали

В шестнадцати километрах от Евпатории, в районе села Витино, в 1960 году был построен Центр дальней космической связи. Идеальное место, где солнце светит 250 дней в году. Эта особенность климата и отсутствие возвышенностей давали исключительную возможность наладить космическую связь. Руководил строительством сам Сергей Павлович Королев, основоположник ракетостроения. В Центре отслеживали полеты космических кораблей.

— Все сеансы космической связи, которые нам показывали по телевизору, проводились из ЦУПа…

— Так под Евпаторией и был ЦУП – Центр управления полетами, – поясняет мне наш экскурсовод Екатерина Черняева. – В Центре бывали все известные космонавты – Гагарин, Титов, Леонов, Терешкова, Быковский и другие. Когда кто-то из космонавтов находился в полете, то из евпаторийского Центра с ними можно было общаться как по скайпу. Терешкова в Евпатории лечила дочь и общалась из Центра со своим мужем Андрианом Николаевым, когда тот летал. Космонавты приезжали сюда работать, наблюдали за движением беспилотных аппаратов, которые исследовали другие планеты.

— Когда говорят о беспилотниках, то сразу же представляются дроны…

— Речь идет о спутниках. Лунными программами также управляли из евпаторийского Центра – где-то с помощью спутника устанавливали флажок, и венерианскими программами. Тут находится наш крымский радиотелескоп с антенной РТ-70 (диаметр чаши 70 метров, а площадь близка к размеру футбольного поля). Он самый большой в Европе. Здесь велся прием информации, переданной спускаемыми аппаратами межпланетных станций «Венера-11» и «Венера-12», когда они двигались в атмосфере планеты и с ее поверхности. В 1980-1982 годах с помощью РТ-70 производилась радиолокация Венеры, Марса, Меркурия. В то же время впервые были получены цветные фотографии поверхности Венеры со спускаемых аппаратов «Венера-14», «Венера-13».

— А чем сейчас занимается Центр?

  • Сейчас там ЦУПа, разумеется, нет. Центр работает по программам Роскосмоса – изучают магнитосферу Земли, солнечное излучение, экологический аспект. В краеведческом музее Евпатории есть экспонаты, связанные с этим стратегически важным объектом не только для Советского Союза, но и для всей истории человечества. В самом Центре дальней космической связи тоже имеется музей с уникальными экспонатами.

Нам рассказали, что в Центре можно увидеть и модели спутников в миниатюре, и спускаемые аппараты, и зеркала телескопа, и много-много всего уникального. Сотрудникам краеведческого музея Евпатории тоже достались от коллег экспонаты, которые больше нигде не увидишь. Например, телеграфный аппарат, с помощью которого поддерживали связь с Юрием Гагариным во время его полета в космос. Имеются скафандры 60-70-х годов, костюмы для приводнения.

Несколько лет назад, чтобы посетить музей Центра, надо было записываться заранее и подавать свои паспортные данные, ведь работает он в действующей воинской части в окрестностях Евпатории. Мы же только приблизились к Центру на такое расстояние, чтобы можно было увидеть антенны. Хороших фотографий не получилось – вероятно, потому что 250 солнечных дней еще не пришли.

Что еще стоит посмотреть?

— Одна из достопримечательностей Евпатории – розовое озеро Сасык-Сиваш. В его воде растворены соли, которые используют в косметических целях, употребляют в пищу и просто вдыхают испарения. Но в эпоху соцсетей сюда чаще всего едут за красивыми снимками. В жаркую пору при ясном солнце озеро обретает розовый цвет.

— Шестьдесят лет назад у берегов Евпатории можно было встретить огромную рыбу – синего тунца. Один из таких экземпляров занял целый стенд музея. Он пойман в 1962 году, весил 297 килограммов, длина почти два с половиной метра. И это не предел для тунцов, они вырастают до полутонны. Нельзя сказать, что в местной бухте эти «деликатесы» обитали постоянно, но заходили сюда неоднократно.

— Утка-пеганка, или галагаз, и сейчас обитает в степных окрестностях Евпатории. Она удивительна тем, что живет в норах. Чтобы занять достойное помещение, иногда выгоняет лис – шипит как змея, пугает владелицу жилплощади. Квартируют они вместе – в одной «комнате» пеганка, в другой хищница. Такие обитатели окрестностей представлены в одной из экспозиций музея.

— В 375 году в Крым вторгались гунны, в 8-м веке хазары, в 10-11 веках – печенеги и половцы. На могилах половцы ставили каменные изваяния – бабы. Слово «баба» обозначает «отец» или «предок». Бабы изображали умерших военачальников, предводителей с монголоидными тюркскими чертами, к груди или животу они прижимали сосуд для жертвоприношений. Подобный экспонат есть и в краеведческом музее.

— С октября 1778 года по май 1779 года в нынешней Евпатории находилась ставка великого русского полководца Александра Васильевича Суворова, предположительно между нынешним Николаевским собором и мечетью. Это произошло после заключения Кючук-Кайнарджийского мира по окончании русско-турецкой войны. Крымское ханство перестало быть зависимым от Османской империи, а Россия получила выход к морю. Суворов в этот период восстанавливал редуты и проводил учения в окрестностях Гезлева.

— В Крымской войне Евпатория была сдана без боя. В это время здесь населения было всего-то 13 тысяч человек, а на них шли 389 вражеских судов с 62-тысячной армией. Жители городка никогда не видели такого количества военной силы. 2 ноября 1854 года на море разыгралась сильная буря, многие стоящие на рейде корабли противника были затоплены: «Генрих IV», «Плутон», турецкий корвет «Фултон»… Позднее этот шторм изобразил известный художник Иван Айвазовский.

Светлана Добрицкая