Куников и Сипягин – две ключевые фигуры в событиях, которые произошли в начале февраля 79 лет назад в Цемесской бухте. Они бы точно не мерились славой, если бы пережили Великую Отечественную.

Когда заходит речь о десанте отряда советских бойцов в то самое место, которое теперь все называют Малой землей, прежде всего вспоминают майора Цезаря Львовича Куникова. Ведь именно он возглавил бой за высадку. И гораздо меньше говорят о роли командира 4-го дивизиона сторожевых катеров охраны водного района Новороссийской военно-морской базы Черноморского флота Николая Ивановича Сипягина. А это несправедливо, ведь без слаженного взаимодействия двух командиров вряд ли демонстративный десант стал бы основным, утверждает кандидат исторических наук Тамара Юрина.

Эти два офицера в нелегкой флотской жизни были симпатичны друг другу. Вместе готовили высадку десанта. Отряд Куникова и дивизион Сипягина устраивали учения, многократно высаживались с катеров на необорудованный берег, так чтобы уложиться в отведенное время. Десантники были закреплены за конкретными катерами.

У Куникова и Сипягина совпадают даты рождения – оба родились 23 июня, только Николай Иванович на два года младше. Да и биографии их схожи в том, что изначально ни один из них не был военным, каждый работал по гражданской специальности.

Николай Сипягин – продолжатель древнего дворянского рода. Эта фамилия известна со времен Ивана Грозного, практически все ее представители по мужской линии были военными и служили Отечеству. Прадед Николая Ивановича отличился на войне 1812 года. Отец участвовал в русско-японской и Первой мировой, конечно, служил Николаю I. Был кавалером ордена Святого Георгия IV степени. И после революции 1917 года штабс-капитан Иван Сипягин тоже исполнял свой долг так, как считал нужным. Он был офицером Добровольческой армии Деникина и сражался против красных. Погиб в 1918 году.

Происхождение Николая Ивановича в советское время считалось позорным пятном его семьи. Известно, что после установления Советской власти Сипягины, живя на Ставрополье, не афишировали свое происхождение. До 1929 года Николай учился в педагогическом техникуме на политпросветотделении. Один курс не закончил.

— Помешало происхождение, о котором стало известно в техникуме, – уверена Тамара Юрина. – Поэтому Николай Иванович перебрался совсем в другую часть страны, к родственнику во Владивосток. Там с отличием закончил морской техникум. Начал работать штурманом торгового Дальневосточного флота, потом в Черноморском морском пароходстве в Одессе на пароходе «Новороссийск» – такое вот совпадение. Через несколько лет своего трудового пути получил диплом штурмана.

Он был обязан пройти курсы усовершенствования командного состава. Закончил их с блеском в морских частях пограничных войск. Вероятно, способность к военному делу передалась по наследству. После этого в 1939 году Сипягин перешел на службу в морские части погранвойск, стал командиром сторожевого катера.

Когда началась война, Сипягин в составе дивизиона катеров защищал Одессу. С сентября 1942 года он командует дивизионом сторожевых катеров охраны водного района Новороссийской военно-морской базы. В период оборонительной операции эвакуировал остатки частей советских войск из центральной части города на восточный берег Цемесской бухты. Там бои продолжались до самого освобождения города.

С сентября 1942 по январь 1943 года дивизион совершил более 60 походов. На оккупированном побережье от Анапы до Тамани высаживал разведчиков и диверсионные группы. Атаковал суда и позиции противника. Сипягин и его дивизион были в числе тех, кто не давал гитлеровцам чувствовать себя хозяевами нв захваченной местности.

Через несколько месяцев состоялась высадка легендарного десанта Куникова и образование Малой земли. В ночь с 3 на 4 февраля 1943 года на боевую операцию из Геленджика вышли семь катеров дивизиона, которым командовал Сипягин. Они должны были доставить бойцов в занятую врагом Станичку. Темной безлунной ночью моряки сделали все, чтобы при переходе через Цемесскую бухту как можно дольше оставаться незамеченными. Но при высадке отряда Куникова уже у берега один из катеров был выведен из строя огнем противника. Его экипаж сразу же пополнил ряды куниковцев. В ту ночь катерники совершили три рейса и доставили 870 бойцов. Битва за Новороссийск продолжалась до 16 сентября, и все это время катера доставляли в город бойцов и все, что требовалось для боя.

Именно за эти бои по освобождению Новороссийска Сипягин был удостоен звания Героя Советского Союза.

Все 225 дней обороны Малой земли дивизион Сипягина охранял морские коммуникации. Крайне важными и напряженными были первые недели на плацдарме, который удерживали десантники. Есть информация из архивов, только цифры, но благодаря им можно представить, какая тяжелая работа выполнена, в том числе и моряками под командованием Николая Сипягина. С 4 по 20 февраля отбитая у врага территория увеличилась до 18 квадратных километров. За этот период на Малую землю было доставлено порядка 17 тысяч бойцов, десятки тонн вооружения. 3479 человек доставил дивизион Сипягина – это фактически основа десантного контингента. На Большую землю ими вывезено 552 раненых. Не меньше восьми катеров, получивших повреждения, отбуксировано в Геленджик.

Часто дивизиону приходилось конвоировать суда Новороссийской военно-морской базы, которые доставляли на Малую землю, и пополнение, и боеприпасы, и медикаменты, и продовольствие. Это был флот, не слишком приспособленный к морским сражениям, – шхуны, сейнеры, мотоботы использовались в качестве транспорта. Роль дивизиона Сипягина состояла в том, чтобы защитить караваны судов, делать их невидимыми для противника, устраивать дымовые завесы. Каждый выход тщательно планировался. Переход из Геленджика через Цемесскую бухту можно было выполнять только по ночам, если позволяла погода. Иногда за ночь совершали два-три рейса. Днем вся акватория простреливалсь.

За рапортами, донесениями, приказами, которые исследователи находят в военных архивах, сложно разглядеть и понять личность отдельного человека, пусть и героического. Что стоит за высокими словами, которыми современники характеризовали подвиг Сипягина? Нынешнему поколению трудно понять, что думал моряк, почти каждый день выходивший навстречу огню, принимавший молниеносные решения, которые спасали людей и корабли, помогали побеждать.

Жизнь Сипягина оборвалась через полтора месяца после освобождения Новороссийска. Он погиб во время высадки десанта на Керченский полуостров в капитанской рубке своего катера.

Вот что писал о нем впоследствии в своей книге «Вечный огонь» командир Новороссийской военно-морской базы адмирал Георгий Холостяков:

«Я не видел Сипягина мертвым и до сих пор представляю только живым. Но верю: знай Николай Иванович, что ему суждено погибнуть, он не пожелал бы себе иной смерти, чем такая – на корабельном мостике, в трудном бою. Это был моряк в самом высоком смысле слова, истинный рыцарь моря. Штурман дальнего плавания, знакомый с океанскими просторами, он самозабвенно полюбил маленькие сторожевые катера именно за то, что в войну они плавали хоть и вблизи берегов, но больше всех. И доблестным новороссийским катерником навсегда вошел в боевую историю флота».

Уже после освобождения Новороссийска в город переселилась вдова Сипягина с двумя детьми. Какое-то время они жили здесь. Дети связали свою судьбу с морем. Дочь Виолетта работала на судах Новороссийского морского пароходства, несколько раз выходила в рейс на танкере «Николай Сипягин». А сын Сипягина Николай стал военным моряком, служил в Санкт-Петербурге. Долгое время о нем ничего не слышали в Новороссийске.

В июле 2011 года в Новороссийском историческом музее-заповеднике проводились торжественные мероприятия в честь 100-летия Николая Ивановича. После их окончания к экскурсоводу подошел скромный пожилой человек, представился. И оказалось, что это сын героя, Николай Николаевич, морской офицер в отставке, капитан 2-го ранга. Новороссийским историкам теперь известно, что династия военных моряков Сипягиных продолжается. Внук «нашего» Николая Сипягина тоже служит в военном флоте. Есть и правнук, родные надеются, что он пойдет по семейной стезе.

Светлана Добрицкая.