Все гадают, каким будет 2021 год. Политическим — это точно. Скоро выборы в Государственную Думу, а новороссийцы еще со скандалами предыдущей кампании не разобрались. Глупо было надеяться, что борьба за власть пройдет в «дистиллированном» виде, но таких способов достижения результата никто не ожидал.

Куча денег

Депутата городской Думы, руководителя Новороссийского отделения партии «Справедливая Россия» Михаила Ерохина просто посадили. 13 сентября, то есть во время выборов, в соцсетях был запущен ролик о его задержании — на стол полетел какой-то пакет, не дотронувшись до него, Михаил отъехал в сторону на кресле. Тем не менее, он оказался за решеткой.

Четвертый месяц об арестанте ничего не известно, а народ хочет знать: что же произошло на самом деле? Связаться с Михаилом Ерохиным напрямую невозможно, но он ответил на вопросы газеты «СОВА плюс» через своего адвоката Константина Гончарова.

— Михаил, в Новороссийске расценили твою отправку в Ростов как способ избежать пикетов и митингов у здания тюрьмы. Но недавно по городу прошел слух, что тебя переводят в новороссийское СИЗО.

— Вряд ли. Я сейчас нахожусь в Ростове-на-Дону, в СИЗО-1.

— Несмотря на арест, жители округа снова избрали тебя своим депутатом. Как насчет депутатской неприкосновенности?

— Муниципальные депутаты неприкосновенностью не обладают. Они являются специальными субъектами, в отношении которых предусмотрен специальный порядок возбуждения уголовного дела. Дело может возбудить только руководитель следственного комитета. Так что в моем задержании принимали участие высокие силовые чины.

— Кто работает с людьми на твоем округе в твое отсутствие? Тысячи людей остались без представителя — это обстоятельство не волнует городскую Думу?

— Это обстоятельство волнует, прежде всего, меня. Я написал ходатайство о допуске ко мне нотариуса с целью наделить соответствующими полномочиями мое доверенное лицо, но никакого ответа от следствия не получил. А что сегодня волнует городскую Думу, я не знаю.

— Когда все закончится, планируешь остаться в политике? Или разочарование настолько велико, что займешься чем-то другим?

— Никакого разочарования. Просто политика бывает разной. Грязной в том числе. Если эту грязь не выметать, мы все в ней утонем. Как только докажу в суде свою невиновность, вернусь к людям. Сейчас в моей жизни вот такой период.

— Как к этой истории отнеслись в ЦК партии «Справедливая Россия?»

— Региональное отделение партии меня поддержало и направило в ЦК ходатайство о принятии мер депутатского реагирования с целью недопущения волокиты по уголовному делу и обеспечению всестороннего и объективного расследования.

Разъяснения по делу нам дал и адвокат Михаила Ерохина Константин Гончаров.

— В чем конкретно обвиняют Ерохина?

— Ему вменяется ч.3 ст.30 и ч.4 ст. 159 УК РФ – покушение на мошенничество в особо крупном размере.

— Так он все-таки взял деньги?

— Конечно, нет. С юридической точки зрения в действиях Ерохина вообще отсутствует состав преступления.

— Тогда в чем дело?

— В том, что обманул замглавы города г-жу Воронину, пообещав, что кандидаты от его партии не будут участвовать в выборах, если она выплатит ему определенную сумму.

— Выборами могли заниматься только члены избирательной комиссии и возглавлявшая их г-жа Твердохлебова. В ведении Ворониной вопросы делопроизводства, архива, внутренней политики и организационной работы. Если она действительно вела торги с кандидатами, то это ч.3 ст.141 УК РФ, которая предусматривает уголовную ответственность. Однако чиновница продолжает работать в том же кабинете, как ни в чем не бывало.

— Совершенно верно. К избирательному процессу Воронина не имеет никакого отношения. Тогда за что Ерохин якобы требовал с нее деньги?

— Кстати, чьи это были деньги? Ее личные или ей выдали в бухгалтерии администрации города?

— Хороший вопрос. Не стоит забывать и о том, что в этой истории принимает участие еще один заместитель главы города – Наталья Майорова. Она является таким же фигурантом дела, как и Воронина. Причем, они общались и с другими кандидатами.

— А какие объяснения дают чиновницы?

— Воронина заявила, что это Ерохин предложил ей свои «услуги». Версию подтверждает и Майорова.

— И что получается? Пришел кандидат к Ворониной и говорит: «Давай я своих людей с избирательных участков сниму, а ты мне за это заплатишь. Воронина отвечает: «Нет, Миша, не надо. Я не имею права вмешиваться в выборы, я уважаю Конституцию. Но ты, Миша, приходи, я тебе денег все равно дам». Бред какой-то…

— Именно Воронина была инициатором всех встреч и просила Ерохина ей помочь. И накануне выборов 12 сентября она целый день звонила Ерохину. Все звонки зафиксированы. Понимая, что время уходит и 13 сентября задержание будет уже невозможно, она подключила свое руководство, просьбу которого Ерохин проигнорировать не мог. Задержание Ерохина явилось результатом провокации, совершенной Ворониной, в сотрудничестве с рядом оперативных сотрудников правоохранительных органов Краснодарского края. Когда Воронина поняла, что реальная явка ничтожная и выборы провалены, беспредел начался на избирательных участках. По сути, она и подготовку к выборам сорвала, и закон нарушила, пытаясь повлиять на кандидатов взятками.

Вот такое видение ситуации у депутата Ерохина и его адвоката.

Теперь вся надежда на справедливое решение суда. Хотя…

Куча бюллетеней

Самовыдвиженец, кандидат в депутаты городской Думы Евгений Капустин вообще ни к какой партии не относится, баллотировался исключительно из своих внутренних убеждений. По подсчетам участковой избирательной комиссии 5815, располагавшейся в школе №12, он проиграл выборы Александру Шаталову. Однако сам Евгений Сергеевич уверен, что опередил своего соперника на 269 голосов. Со всеми доказательствами он обратился в Октябрьский народный суд с иском об отмене результатов выборов на УИК 5815.

Капустин провел сравнительный анализ выборов 2015 и 2020. Оказалось, что на предыдущих выборах, которые длились всего один день, явка на этом участке составила 75% избирателей, а его соперник получил космическую поддержку в 94,5%. В 2020 году выборы длились с 11 по 13 сентября. Явка была намного ниже — всего 20,5% избирателей высказали свое мнение.

11 числа началось досрочное голосование. Выездная комиссия в составе двух человек, грубо нарушив утвержденный график, никого не поставив в известность, вместо 8.30 по регламенту, выехала в 8.00, захватив 400 бюллетеней. По реестру на 3 дня выездного голосования она имела право получить только 106 заявок, обрабатывая по 30 заявок в день. Но этим двум людям потребовалось всего 30 минут, чтобы в урне оказалось 60 бюллетеней – 30 за Шаталова и 30 за губернатора. Это физически сделать невозможно, если действовать по закону. Чтобы зайти в подъезд, подняться на нужный этаж, встретиться с избирателем, дождаться, когда он заполнит бюллетени, в лучшем случае потребуется 10 минут. Всего 11 числа за Шаталова проголосовали 50 человек (это с тридцатью на выезде), за Капустина – 16.

12 сентября на выездное голосование пришлось брать наблюдателей. Картина резко изменилась: 16 голосов за Капустина, 3 – за Шаталова. В помещении отдано 10 голосов за Шаталова и более 80 – за Капустина. Причем через турникет, по подсчетам членов комиссии, прошли 115 человек, а погашенными оказались 139 бюллетеней.

13 сентября за Капустина отдали голоса 123 человека (результат вскрытия урн и экзитпола), за Шаталова – не более 6. Итог: 239 голосов за Капустина, 75 – за Шаталова. Так каким же образом проиграл Капустин, если и на двух других участках округа №18 он получил большинство?

Капустин утверждает, что если правильно посчитать бюллетени по всему 18-му избирательному округу, то у него будет 831 голос, а у Шаталова 562. А чтобы реально собрать 1335 голосов на дому по всему округу, выездной комиссии потребовалось бы дней 70, а уж никак не 3.

Судебный процесс по иску Капустина состоялся 17 декабря. Я, конечно же, пришла на заседание, чтобы выполнить свои профессиональные обязанности – дело резонансное, открытое, касается Конституционного права граждан на честные выборы. Однако судья Чанов распорядился меня в зал заседания не пускать. Объяснения данному решению не последовало. На пандемию сослаться было бы неубедительно — кроме судьи и его помощника, присутствовали только адвокат Шаталова, Капустин и я. Мы могли бы разместиться в зале на расстоянии нескольких метров друг от друга. Неужели Геннадий Михайлович испугался гласности?

Вот решения судьи Чанова в процессе заседания:

Журналиста из зала суда – удалить.

В ходатайстве о доступе журналиста – отказать.

В ходатайстве об отводе судьи – отказать.

В ходатайстве о вызове свидетелей – отказать.

В ходатайстве о переносе заседания – отказать.

В удовлетворении иска – отказать.

Евгений Капустин будет обжаловать решение суда первой инстанции, а мы продолжаем следить за развитием этого дела. Кстати, скоро должен состояться суд по иску Андрея Богданова по нарушениям во время выборов, на котором также прозвучит много интересного.

Людмила Шалагина