У Натальи Колесниковой квартирует несколько десятков раненых и больных птиц. При этом волонтеру никто не помогает материально – ни государство, ни какой-либо благотворительный фонд.

Пока ехала к Наталье, я представляла коробки и закутки, в которых ютятся ее питомцы. Так вот, во дворе и доме Колесниковых на окраине Васильевки закутков нет. Есть просторные вольеры. И один из них – ну прямо настоящий Хогвартс. Когда заходишь в полутемное помещение, с насестов вдруг срываются ушастые совы и начинают летать. Очень напоминают птиц, которые приносят судьбоносные письма начинающим волшебникам. Впрочем, единственная волшебница здесь, да и на всем Юге страны, – это Наталья. Она по образованию экономист, работает в сети магазинов. Кроме нее, никто в регионе не помогает ночным хищным птицам. Речь идет не о ветеринарной помощи, а об уходе. Ее муж Виталий – тоже участник этого добровольческого, абсолютно безвозмездного проекта. Уж без него точно не появились бы эти хоромы для подранков и недужных пернатых.

Около десятка ушастых сов привыкли к своей хозяйке, а большинство на руки не заманишь. Это хорошо, ведь птицы должны бояться человека и самостоятельно добывать пищу. После лечения и адаптации им прямая дорога на волю. Увы, не каждая сможет жить в природе, поэтому волонтер делит их на «выпускных» и «невыпускных».

Среди ушастых на сегодняшний день четыре невыпускных «товарища»: один летать не может из-за травмы позвоночника, у второго ампутировано крыло, у третьего перья не растут, а у совы Герды травма глаза (ее сбила машина). Опекунша берет ее на руки, гладит, а заодно рассказывет про совиные уши. Мохнатые выступы на голове, которые многие считают ушами, – просто перья, а органы слуха спрятались рядом с глазами.

В другом вольере сидит неясыть с бездонным взглядом. Ее тоже сбила машина, и она полностью слепая. Поэтому, такая милая, спокойно сидит у хозяйки на руке, а не убивает нас. Да-да, здоровая неясыть – страшная птица. Она готова драться с кем угодно. Размах крыльев – сантиметров 80, а когти – просто жуть. Зовут ее ласково Бубля, хотя раньше думали, что это самец, и звали Бубликом.

За перегородкой живет самец сипухи, привезли его из Москвы. Его судьбе не позавидуешь: прежние хозяева купили птицу на сайте объявлений и поселили в кальянной. Задыхаясь дымом, он должен был развлекать посетителей. Конечно, это отразилось на здоровье сипухи, которую теперь выхаживает Наталья.

Целую комнату отвели для мимимишных совушек-сплюшек. Чтобы временная обитель напоминала природную среду, в углах поставлены ветки. На стекла окон наклеены бумажные полосы – без них птицы думают, что это открытое пространство, и при попытке вылететь могут травмироваться. Утверждение, что ночные хищники ничего не видят днем, – это миф. Все они видят, понимают, отличают своих от чужих.

— Без отдельного помещения для сов в доме или квартире нельзя, — уверяет Наталья. — Если, конечно, не хотите, чтобы ваша птичка летала по всей квартире, сбивала все подряд, билась сама и какала каждые десять минут. Когда мы ложимся спать, они много летают, громко кричат, могут уронить или спрятать мышь, например, под подушку или за батарею. А могут приземлиться когтями на лицо, пока вы спите. Мы когда-то сдуру купили ушастую сову, нас уверяли, что она домашняя. Потом оказалось, ее незаконно изъяли из природы и выставили на продажу. Намаялись мы с ней! Когда поняли, что без поддержки профессионалов не обойтись, стали искать в интернете. Познакомились с московским орнитологом Марией Маркиной, она рассказала нам про центр реабилитации диких животных «Сирин», туда мы и отправили свою сову, чтобы ее подготовили и выпустили обратно в природу.

Знакомство со столичным орнитологом продолжилось, а два года назад она предложила Наталье стать волонтером по спасению птиц. На Юге таких добровольцев вообще не было. Сейчас Наталья по схеме, которую дала Мария, оценивает состояние птиц, отсылает данные специалисту, от нее получает рекомендации. В Новороссийске есть ветеринары, которые лечат птиц, но дешевле отвезти подопечного в Анапу – там волонтерам делают хорошие скидки.

Когда Наталья стала волонтером, ее внесли в список, он доступен в интернете. Стали писать и звонить из разных мест. Кто попадает в руки Натальи? Во-первых, слетки, то есть птенцы, выпавшие из гнезда. Люди забирают их домой, а потом не знают куда деть. Слетков нельзя трогать, в большинстве случаев они находятся под присмотром родителей, которые будут кормить, пока дети не станут на крыло. Подросших птенцов Наталья подселяет к диким сородичам, чтобы последние делились с ними опытом. Сова Ночка даже кормила молоденьких птичек, как родная мать, хотя сама ни разу птенцов не высиживала.

Вторая категория питомцев — те, кто куплены по объявлению, хлебнули лиха в тесных клетках, питались котлетами и заболели. Ну, а третья группа «товарищей» – травмированные птицы, например, сбитые машинами.

Быть «птичьим» волонтером – удовольствие дорогое. Только на корм в месяц уходит порядка восьми тысяч рублей. Плюс затраты на ветеринара и лекарства. Оказывается, в Краснодарском крае очень дорогие кормовые насекомые. Если удается найти по два рубля за штуку, то уже хорошо. В столице этот корм стоит копейки. Еще надо закупать замороженных битых суточных цыплят и молодых перепелок.

— Нам очень нужна морозильная камера на 300 литров для хранения кормов, — говорит Наталья. — Может, у кого стоит без дела и не жалко отдать? Тогда сможем закупать крупные партии корма из Москвы, это будет огромное подспорье. Поголовье кормовых мышей привезла из Краснодара и разместила в специальные контейнеры, где они естественным образом размножаются.

В следующем году хочу обрести единомышленников, готовых взять на себя часть забот. Я одна уже не справляюсь. Восемь часов на работе, а вечера и выходные — с птицами, которых становится все больше

Хотите стать птичьим волонтером? Звоните Наталье по телефону 7 965 459-88-45.

Светлана Добрицкая