Традиционный августовский педагогический совет в этом году проходил далеко не в праздничной обстановке. Обошлись без песен, плясок и чтения стихов. И совершенно неожиданно заговорили о репетиторстве.

Открыл собрание глава города Игорь Дяченко, отметив, что в сложный период перехода на дистанционный формат обучения новороссийские педагоги смогли выстроить учебный процесс по-новому, включиться в эту работу быстро и прийти к концу года с хорошими результатами.

— Конечно, поблагодарить надо родителей и самих учеников, — добавил он. — Несмотря на все трудности, они достойно закончили учебный год.

Это заявление весьма спорно, так как последствия дистанционного формата обучения еще до конца не оценены. И «достойно» по каким меркам? По краевым! Новороссийск признан лучшим муниципалитетом в сфере образования на Кубани. Тогда что же творится в других городах?

Начальник управления образования Елена Середа также отметила хороший уровень подготовки новороссийских ребят. Результаты ЕГЭ в целом выше краевых показателей. Она подчеркнула, что одно из приоритетных направлений образования – поддержка талантливой молодежи, которое реализуется через региональный проект «Успех каждого ребенка» и «Социальная активность». Более 400 детей принесли славу нашему городу, побеждая в краевых и всероссийских конкурсах, фестивалях и конференциях.

Надо заметить, что конкурсанты оценивались по видеозаписям. Но не каждый ребенок и родитель – режиссер и оператор, не все могли предоставить качественный материал. Кроме того, под вопросом объективность судейства. К примеру, краевой конкурс «Ты лучший!» вообще оценивался по количеству лайков.

Конечно же, на совещании были поставлены планы и задачи на предстоящий учебный год. И тут выплыла «неожиданная» проблема – высокий спрос на услуги репетиторов в городе. Елена Середа озвучила данные управления образования – 43 процента выпускников школ занимаются с репетиторами! Это говорит о недоработке школ и учителей. И, значит, учебный процесс надо выстроить так, чтобы все необходимые для сдачи экзаменов знания ученики получали в стенах школы.

Попытаюсь и здесь вставить свои «три копейки». Странно, что управление образования Новороссийска заметило репетиторство только сейчас, когда оно выросло до размеров слона. Более того, преподаватели школ сами чуть что – отправляют учеников к репетиторам.

И главное, как наше управление образования выстроит образовательный процесс в школах, чтобы репетиторство стало ненужным? За счет каких резервов? Реальность такова, что педагоги перерабатывают, а не недорабатывают. Это и бред дистанционного образования, и бесконечное количество бумаг и отчетов, и… В общем, очевидно, что сама система обучения несовершенна. То, что обычная школа способна качественно научить любого ученика любому предмету,— не более чем идеологический штамп. Реальность совсем иная. Ребенок не понял, не решил, постеснялся спросить — сам виноват, что пробелы растут. А что родителю делать? Требовать, чтобы учитель больше внимания уделял ребенку? И насколько эффективной окажется такая конфронтация? Есть еще платные дополнительные занятия здесь же, в школе, но на практике особого толка от них нет — тот же учитель теми же словами и с тем же результатом подает материал. Поэтому и ищут хорошего репетитора, который сможет объяснить тему понятно и запоминающе.

Это в советской школе даже говорить о том, что ты занимаешься с репетитором, было неприлично. Мы учились сами, а если что не понимали, педагог после урока все объяснял. Сегодня же репетиторство носит массовый характер, стало частью учебного процесса. «Заказ» родителей на работу репетитора разный. Одним нужен высокий результат ЕГЭ, другим хотя бы удовлетворительный. Репетиторы вышли из тени, стали легитимны, как серьезное подспорье в повышении качества образования. На просторах интернета цифра в 43 процента повторяется неоднократно и безотносительно к Новороссийску.

Возникает вопрос: почему именно сейчас довольно успешный начальник управления образования, чуть ли не лучший в крае, заговорил о недоработке школ и репетиторстве как проблеме? С чего бы вдруг? Впереди учебный год. Тяжелый год под угрозой второй волны коронавируса.Уроки остались по 40 минут, зато перемены увеличились до 15-20 минут, не апробирована новая система учебного процесса. Самое время бороться за качество преподавания? Или как еще понимать намерение сделать так, чтобы дети получали все необходимые знания в стенах школы?

А может, готовится очередной шаг ко всеобщему платному образованию? Донести и усвоить материал на уроке удается далеко не всем. Выход – побольше платных занятий здесь же, в школе. Чтоб на репетиторов вне школы не оставалось ни времени, ни денег. Хочешь что-то знать – плати. Не хочешь – попробуй усвоить материал в ограниченных временных рамках. Не можешь – не учись. Нет денег – мети дороги. То есть идею Чубайса о кастовости населения – в жизнь.

Очень хочется ошибиться в своих предположениях. Но не учитывать запросы российского капитализма тоже нельзя. Какой ресурс самый ценный в условиях рыночной экономики? Как сказал один вузовский преподаватель, «это дурак. А поскольку в природе они рождаются крайне редко, всего доли процента, то надо поставить на конвейер производство дураков. Сегодня работа этого конвейера начинается с детского сада. Рыночная экономика — это перераспределение, а эффективное перераспределение в пользу немногих людей может осуществляться двумя способами — обманом и силой. Сила применяется в тех случаях, когда обман неэффективен. Обман эффективен только тогда, когда люди перестают что-либо понимать. Может быть, это жесткая формулировка, но современному обществу сегодня не нужны думающие люди».

Вот и получается, что 43 процента родителей платят репетиторам, чтоб дети дураками не росли. А у остальных, скорее всего, просто денег на это нет.

Людмила Шалагина

Фото Юрия Березнюка