Руководители сферы образования разных уровней как-то осторожненько обещают, что в наступившем учебном году не будет у нас в стране и в крае перехода на дистанционное обучение. Все этого хотят, но никто не может гарантировать. К тому же требования Роспотребнадзора абсолютно не совпадают с реалиями школьной жизни.

Дети уже забыли, что такое звонок на перемену. Рюкзак с учебниками заменили гаджеты. А ведь раньше на борьбу с нездоровой привязанностью к смартфонам, айфонам и ноутбукам были брошены все силы учителей и родителей. Ну, в общем, каждая семья на собственном опыте почувствовала, что такое учеба на удаленке, и сделала свои выводы. «СОВА плюс» поинтересовалась у новороссийцев: какой опыт они получили за этот период? Каковы приобретения и потери от дистанционного образования?

Татьяна Городова, бухгалтер:

— Дистанционное обучение невозможно технически. Я тоже работала дистанционно. Мне нужен ноутбук восемь часов в день. У меня работа, с меня начальство требует. Двум детям выходить на связь с учителями оказалось проблематично. Смартфоны у них такие, что за три урока можно зрение посадить – это я фигурально выражаюсь. Дома вай-фай слабый. Если три человека одновременно в интернет зашли, то он будет виснуть у всех.

Когда у меня был аврал на работе, детям приходилось пропускать уроки. А что делать? Только я зарабатывала деньги для семьи. Мужа отправили в отпуск без содержания.

Жаннета Горобец, продавец «Магнита»:

— Сколько у меня времени ушло на то, чтобы настроить образовательную платформу, чтобы зайти на конференцию, чтобы дочке-второкласснице объяснить, какую кнопку нажимать!.. Ведь учителя не дали подробных инструкций, они сами на ходу учились.

В родительском чате – стоны и крики отчаяния. Мамы психуют, записывают призывы идти к начальнику управления образования. Преподаватели тоже боятся удаленки. У нас не было английского только потому, что учительница в возрасте не смогла настроить интернет и выходить на связь. Раньше она в школу приезжала и там ей более молодые коллеги настраивали скайп. Потом она подвернула ногу и просто перестала заниматься с детьми.

Наташа Колесова, восьмиклассница:

— Мне было нетрудно учиться на дистанционке. Даже удобно – не надо в шесть утра вставать и бежать в школу. Я высыпаться стала. Уроки в виде конференций – тоже нормально. Но с домашним заданием завал. Если ты раньше отвечал на устных предметах, то тут принимался только письменный ответ. Кроме русского и математики, надо было писать на биологии, географии, истории. Чтобы получить оценку, мы фотографировали работы и отправляли на почту учителю. Некоторые учителя разрешали печатать ответы – так проще, потому что можно было найти нужную информацию и скопировать.

В школе учительница видит, что я сама выполняю контрольную или диктант пишу. А на удаленке троечники сразу стали хорошистами, потому что в чате постоянно просили дать правильное решение или выложить ответ. Отказать неловко. И выходит, что у меня пятерка и у пацана, который два часа в танки играл. Несправедливо. Но все радовались, что у детей успеваемость выросла…

Анатолий Кропаль, водитель автобуса:

— Мой оболтус два месяца вообще ничего не делал. Интернета хорошего дома нет. Классная руководительница сбрасывала задания по всем предметам, но сын их не выполнял. Потому что тему никто не объяснял. Ну, прочитал учебник, а там так написано, что ни мне, ни жене не понять. Из школы звонят: когда ваш сын задание сделает? А когда он его сделает, если ни бельмеса не понимает?

Ольга Петровна, мама «особого» ребенка:

— Для нашей семьи дистанционное образование – настоящая находка. Я уже пять лет фактически сама учу своего сына, по-другому не получается. Проверяю, насколько он уяснил тему, как выполнил уроки. В школе ему очень некомфортно. Одноклассники его дразнят, пристают. А во время дистанционного урока он был со всеми на равных, никто не говорил колкости в его адрес, никто не смеялся. Конечно, было бы здорово, если бы такая инклюзивная атмосфера была в классе очно.

Наталья Проценко, бабушка троих внуков, учитель с сорокалетним стажем:

— В удаленном обучении я увидела один плюс – родители стали ближе к детям. В обычной жизни им всегда некогда, они вечно на работе. А тут начали с детьми заниматься общим делом – налаживать учебный процесс. Я знаю семьи, где за два месяца старшие просто устали от младших. Но мне повезло: мои дети объединились с моими внуками. Вместе читали заданные по литературе произведения, проверяли домашние задания.

Огорчило то, что прервалось общение внуков с одноклассниками. Они и так зависают в соцсетях, а на удаленке и подавно. Получилось так, что на два месяца отменили и социализацию. Когда ребенок ходит на уроки, он строит взаимоотношения с различными людьми, учится жизни.

И, конечно же, я не уверена в качестве дистанционного образования. Даже если учитель по скайпу сможет объяснить новую тему, то стопроцентно контролировать ее усвоение — вряд ли.

Татьяна Литвиненко, педагог:

— Первый минус – преподаватели использовали разные платформы, это было неудобно для учеников. Хотелось, чтобы работала автоматизированная система дистанционного обучения. Школы должны иметь свои электронные сервисы для обучения.

Второй минус – некоторые родители для ускорения процесса выполняли за детей домашнюю работу. Какой смысл в таком образовании?

Положительные стороны вижу следующие. У педагогов появилась возможность познакомиться с электронными ресурсами интернета, освоить новые форматы, которые они могут использовать и в традиционном процессе обучения. Многие прошли курсы по повышению ИКТ – компетенции. Учителя использовали возможности интернета в подборе яркого, красочного демонстрационного материала. Это способствовало удержанию внимания, развитию мышления учеников.

А для учащихся это был прекрасный опыт научиться систематическим действиям, проявить умение управлять собой и своим обучением.

Все стороны образовательного процесса должны быть готовы к такой форме, должны постоянно совершенствовать методы проведения онлайн-уроков. Но традиционное обучение все-таки не заменить.


Татьяна Аркадьевна, мама шестиклассника:

— Удаленка – это шанс многих родителей оценить уровень школьных учителей. Когда настраиваешь для ребенка интернет, готовишь вход на видеоконференцию, то невольно присутствуешь на уроках и видишь то, что обычно скрыто от родителей.

Порадовало то, что некоторые учителя нашли отличный контент для уроков. Нам давали ссылки на отличные уроки в «Ютюбе» или на официальных образовательных порталах. Темы по истории прекрасно иллюстрированы, озвучены, много очень интересной дополнительной информации. Или уроки русского на портале «Российская электронная школа» – очень емко и красиво подано.

Наши учителя никогда не сумеют так объяснить тему. Честно говоря, очень и очень разочаровали. Некоторые не могут строить понятные фразы, делают неправильные ударения. Это был шок. Кто-то вообще знает только то, что написано в учебнике. У кого-то нет плана урока.

Вот пример. На видеоконференцию отводится 15-20 минут. Мне бы как родителю хотелось, чтобы время было потрачено на новый материал. Но нет, учительница очень долго интересуется, как настроена связь с каждым учеником. Потом выясняет, почему не пришла на проверку чья-то работа, еще раз объявляет свой электронный адрес, рассказывает, почему нельзя отправлять задания через WhatsApp. И в итоге она только четыре минуты рассказывает про спряжения глаголов!

Другая учительница на видеоконференции сразу же приступает к новому материалу. Знаете как? Называет фамилии учеников и просит читать параграф. Остальные должны следить, чтобы не пропустили свою очередь. Но ведь параграф можно прочитать и дома. Красивого урока в «Ютюбе» она не нашла. А речь идет о биологических процессах, которые хотелось бы визуализировать.

Теперь я понимаю, почему наши дети растут такими неграмотными. Увы, у них такие учителя.

Виктор Волков, предприниматель:

— Потратил массу денег, чтобы подготовить дочь-выпускницу к ЕГЭ. Связи со школой не было вообще, хотя какие-то уроки проводились. Но мне приходилось каждый день в так называемое беспропускное окно возить ребенка к репетиторам. Так и справились.

Владлена Золотарева, преподаватель истории и обществознания:

— Легче нам точно не стало в те два месяца. Классное руководство никто не отменял. Была постоянная связь с родителями с самого утра, когда приходилось будить родителей, чтобы они разбудили своего ребенка, который не вышел на связь.

Теперь что касается нового материала. Мы уже несколько лет работаем по ФГОС, один из принципов которого – научить ребенка самостоятельно добывать знания. По сути, шли все уроки, что и раньше. Родителям нужно было обеспечить дисциплину обучения. Если ребенок не присутствовал на уроке, проспал, пошел покушать, не слушал учителя, не выполнял задания, то, конечно, он не усваивал необходимый минимум, данный учителем. После этого родителям приходилось читать учебник и объяснять материал ребенку. Но ведь такая ситуация могла быть и раньше, при традиционном обучении? Другая крайность – некоторые родители буквально учились вместе с детьми, а заодно делали задания вместо них. Конечно, оценки получались необъективные.

Светлана Добрицкая