Читать новую книжку известного новороссийского писателя, учителя сороковой школы Виктора Пахомова можно как угодно – хоть с начала, хоть с середины, хоть с конца, главное не кверху ногами (тогда точно будет трудно). Об этом заявил сам автор на презентации своего сборника очерков и рассказов «У самого Черного моря».

Это своего рода мемуары, которые связаны не только с Новороссийском, но и с другими городами, где он когда-то жил и бывал. В них много Одессы – там прошло писательское детство, есть воспоминания о Батуми, Сочи и т.д. Как заметил Виктор Пахомов, эта небольшая книжка, родившаяся благодаря самоизоляции (наконец нашлось время), – только начало. И новороссийцы будут главными действующими лицами, но только в четвертой части. Ради нее, собственно, и начал свой труд писатель, именно в ней он собирается рассказать о выдающихся людях, с которыми посчастливилось общаться: это художник Юрий Чернов, скульптор Александр Суворов, поэтесса Светлана Летт, литератор и драматург Александр Иващенко и многие другие.

А пока дело до этого не дошло, на презентации Виктор Пахомов предложил довольствоваться прочтением парочки своих зарисовок о детстве. В одной из них он вспоминал, как его одноклассница из одесской школы на день рождения пригласила половину класса, в том числе и будущего писателя. Значимость мероприятия в небольшом школьном мире заключалась в том, что именинницей была внучка генерала и звали к ней только «достойных». Запомнились подростку Виктору Пахомову медвежья колбаса, которую приглашенные из вежливости ели ровно по кусочку, и строгая скучная атмосфера застолья.

Еще одно воспоминание, запечатленное на страницах книги, – уроки украинского языка, который в русскоязычной школе вела еврейка с небольшими дефектами дикции. Это было о-о-очень смешно! При этом писатель признается в любви к «мове» и ни в коем случае не призывает к дискриминации украинского языка. Некоторые из тех, кому удалось прочитать сборник, вспомнили еще и «кровавое» повествование о смерти Марьи Ивановны – так звали маленького хомячка.

У Пахомова отрывки из детства и юности вышли милыми и смешными, чем-то напоминающими «Денискины рассказы» Драгунского, но для взрослых. Вроде ничего особенного, у всех в детстве было что-то подобное. Но ведь не каждый расскажет так, чтобы постороннему человеку была интересна атмосфера чужого детства. Перед чтением своих произведений Виктор Пахомов предупредил гостей, что им придется либо страдать, либо наслаждаться, слушая отрывки.

На этой встрече приятно поразила самоирония автора, который несомненно понимает, что он выдающийся, но всерьез к этому не относится. Поэтому позволяет себе шутить, «для вечности кропая мемуары, которые потомки не прочтут…» Или, например, шуточка о том, что у книги должен быть «один писатель – один читатель». Подтекст таков: написал книгу и прочитал ее.

Чтобы не забирать много времени у занятых людей, писатель определил регламент встречи. Себе на выступление выделил 35–40 минут, на прения по 30 секунд, и представьте себе – сам уложился, и две прекрасных дамы, вышедшие с поздравлениями, тоже.

Светлана Добрицкая