С блеском прошли в Новороссийске гастроли Государственного музыкального театра Республики Крым. В последний театральный вечер вся труппа вышла на сцену и сделала нашим зрителям на прощание подарок – исполнила песню из мюзикла «Леонардо». Зал встал. Это был сильный эмоциональный ход.

После спектакля удалось встретиться с художественным руководителем театра Владимиром Косовым.

— Ваш театр встречает свой 65-й сезон. Становление было при Советском Союзе, зрелость в так называемые смутные времена, сегодня – новые условия. Как вы все это пережили?

— Пожалуй, самыми сложными были 23 года украинского периода. Мы оказались предоставлены сами себе, как могли зарабатывали на декорации и костюмы, содержали здание. Крыша текла, все 23 года театр не отапливался, отсутствовали кондиционеры. Зимой зритель кутался в шубы, летом истекал потом. Сценическое оборудование было еще советского периода. Кресла в зале не менялись более 40 лет. Проблем – великое множество. Другая сторона «медали» – труппа. У нас очень мощный актерский состав с хорошими театральными традициями. Ребята талантливые, трудолюбивые. Мы выпускали яркие, энергичные спектакли, зритель аплодировал премьерам стоя. Мы развивались и совершенствовались, невзирая на нищенские условия. С возвращением Крыма в Россию, театр расцвел, задышал полной грудью творческой свободы. Здание отремонтировано, внутри тепло и уютно, появилось новое световое и звуковое оборудование. Обновился транспорт. А главное – появились новые возможности. Сегодня у нас есть практически все для полноценной самореализации.

— Русский мир — что это для вас?

— Мы всегда знали и верили, что Крым вернется в Россию. Но не ожидали, что это произойдет так быстро. Референдум стал одним из важнейших событий моей жизни, и я счастлив, что причастен к нему. Эмоции, которые крымчане переживали в дни «русской весны», невозможно описать. Севастопольцы стояли на площади Ленина и прилегающих улицах в ожидании оглашения результатов референдума. И когда сообщили, что более 96 процентов проголосовало за воссоединение с Россией, люди кричали, плакали, обнимались, сигналили машины. Это и есть человеческое счастье. В нашем случае счастливы были два миллиона человек!

— Насколько вы подвержены моде? В спектаклях, которые привезли сейчас в Новороссийск, никто не мочился на сцене, не выходили голые девицы, прикрытые театральной программкой. Вы даже не вывели на сцену слона и мушкетеры не ругались матом. Вы что, против авангарда? Чем берете зрителя? Как самоокупаетесь?

— Голые задницы, мат и подобная пошлятина – это не мода, а просто выпендреж. К примеру, наш спектакль «Дубровский» действительно модный. Модный благодаря стильным костюмам, которые создала наш главный художник Злата Цирценс, благодаря замечательной современной хореографии, которую придумал и поставил главный балетмейстер театра Александр Гоцуленко. Это динамичный и азартный оркестр, который является частью действия. Им руководит элегантный дирижер Эльмира Мухтерем. Кстати, в конце спектакля оркестр танцует – вот это модно и современно. У нас очень хорошо подобрана постановочная группа, мы чувствуем друг друга и понимаем – вот залог высоких результатов. В своих постановках я опираюсь на свой культурный уровень, не гонюсь за эпатажем, решаю сценические задачи исключительно средствами театрального искусства.

— В вашей труппе практически одна молодежь. Откуда кадры?

— Пару лет назад в театре естественным путем произошла смена поколений. Сегодня основной состав – артисты в возрасте от 20 до 40 лет. Конечно, есть и те, кому за …, это наши флагманы-мастера. Они молоды душой и хорошо следят за внешностью, поэтому органично вписываются в молодой состав. Поиск новых кадров идет круглый год, знакомимся, общаемся, прослушиваем, затем анализируем и некоторых приглашаем на работу. Сегодня в труппе артисты из разных мест, например, из Харькова, Челябинска, Севастополя, но в основном местные.

— Есть ли у коллектива жизнь помимо театра?

— Конечно. Семьи, дети, дела, заботы. Многие преподают в творческих вузах, ведут театральные и танцевальные студии, снимаются в кино, Крым – большая съемочная площадка, артисты всегда нужны. Молодежь продолжает обучение в консерваториях и университетах. Я на это смотрю положительно, человек должен выжимать максимум возможностей для личной реализации. Но с одним условием – без ущерба для театра.

— На какой спектакль вашего театра вы бы купили билет?

— На все. Те, на которые я бы не пошел, в репертуаре отсутствуют.

— Вам понравился Новороссийск?

— Мы здесь впервые. Город чистый, аккуратный, уютный, немного похож на Севастополь, природа напоминает Крым, поэтому мы чувствовали себя как дома. Немного удивило здание театра, для такого города дом искусств должен быть намного больше. Музыкальный театр – это крупный жанр с многонаселенными постановками и объемными декорациями. Нам было тесновато, пришлось изменить мизансцены и сценографию, но действие не пострадало. Отсутствие гримерок не смущает – в тесноте, да не в обиде. Сотрудникам театра – огромное спасибо, относились к нам, как к родным! Приятно порадовал зритель, культурный, эмоциональный, душевный. Хочется еще раз приехать. В репертуаре у нас более 60 спектаклей. Кстати, в последний гастрольный день мы заключили договор на гастроли в апреле следующего года. Так что ждите нас в гости.

  • Куда отправляетесь после Новороссийска?
  • Далее Керчь. Через месяц – Липецк, там нас уже знают и билеты на все спектакли практически проданы. Затем поедем в Анапу, а в сентябре на десять дней в Екатеринбург. В ноябре планируем поучаствовать в фестивале музыкальных театров «Видеть музыку», который проходит в Москве. Нам нравятся поездки, мы узнаем мир, а мир узнает нас. В каждом городе я покупаю колокольчик и ставлю на полку шкафа в моем кабинете. Сейчас эту большую коллекцию пополнит колокольчик из Новороссийска.

Людмила Шалагина