В марте на Суджукскую лагуну высадился десант экологов из края. Повод – уничтожение уникального природного комплекса. Когда началось (но так и не закончилось!) строительство Дворца зимних видов спорта, то приводилось веское оправдание – это ради детей! Теперь рядом, по имеющимся сведениям, появится частная гостиница и другие объекты. Экологи готовы грудью защищать уникальное место и даже ложиться под бульдозеры. Но, увы, не успели…

Мартовское ЧП в Суджукской лагуне вызвало громкий резонанс. Бульдозерами были уничтожены редкие, может быть, единственные в мире краснокнижные растения. В соцсетях появилось обращение к губернатору Краснодарского края с просьбой оказать содействие в сохранении уникального природного комплекса «Суджукская лагуна – Прилагунье» с перечислением уничтоженных полностью или частично уникальных растений, занесенных как в Красную книгу России, так и Краснодарского края.

За разъяснением мы обратились к экологу, члену экологического Совета при губернаторе Краснодарского края Наталье Каревой, которая сразу заявила:

— То, что творится в Суджукской лагуне – это преступление. Причем на глазах людей, ответственных за сохранение природы. Кто дал разрешение на строительство? Куда смотрела муниципальная экология, Росприроднадзор, Министерство природных ресурсов, природоохранная прокуратура, все местные власти? Этот вопрос я задавала на заседании экологического совета, но не услышала вразумительного ответа.

10 лет назад в городе работал общественный экологический патруль. Я лично водила детей в лагуну, показывали им краснокнижники, рассказывала об уникальности этого природного уголка. Тогда экологи поднимали вопрос о присвоении всей лагуне статуса памятника природы федерального значения. Ни у кого даже мысли не возникало, что в лагуне может начаться строительство! Рыть и бетонировать здесь нельзя ни в коем случае! Нарушена биосистема, которая уже никогда не восстановится. Неужели в городе не нашлось бы альтернативной площадки для Дворца спорта? Без сомнения, он очень нужен, но не ценой варварского уничтожения природы. Когда мы, краевые экологи, узнали, что тут затевается строительство и других объектов, то приняли решение разобраться на месте… И тут неожиданно, за два дня до нашего приезда начались работы, появился забор. А самое страшное – бульдозерами был снят верхний, плодородный слой почвы, в котором и произрастали краснокнижники. Напрашивается резонный вывод: сделано это специально, чтобы мы не могли найти доказательства их существования.

— Но заместитель губернатора Сергей Болдин объяснил, что таким образом производились поиски взрывных устройств, оставшихся после Великой Отечественной войны…

— Интересная версия. А бульдозеристы знали, что они таким образом мины ищут? А военные были поставлены в известность? Рядом ведь Дом творчества, в котором сотни детишек. Не уверена, что это объяснение, данное руководителем столь высокого уровня, может выдержать хоть какую-то критику. Я обследовала лагуну, когда там проводился фестиваль «Морской узел», тогда этого требовали природоохранные органы. И в моем исследовании эти растения были зафиксированы. Думаю, существуют и иные доказательства. Надо подавать в суд и во всех инстанциях доказывать, что было совершено коллективное преступление при попустительстве отвечающих за это органов. И непременно должно последовать наказание. Когда будут известны имена тех, кто уничтожил, может быть, последние растения данного вида на земле, вряд ли кто-то в дальнейшем поступит так же.

— Был ведь еще второй вопрос, который рассматривал экологический совет?

— Он касался карьеров по добыче мергеля, которые портят вид города и влияют на экологию. У меня кардинально противоположные со многими экологами взгляды на эту проблему. Цементные заводы – это градообразующие предприятия. На сегодняшний день предприятия максимально выполнили все экологические требования, они находятся под жестким контролем и выполняют все предписания. Кстати, зря они не информируют население города о том, какие применяются защитные средства, что делается для сохранения экологии, жители должны быть в курсе.

— А ландшафт?

— Да, ландшафт меняется, но это и есть издержки прогресса. Иначе обратно – в пещеру.

— Еще одна скандальная тема – мусорная реформа. Пока ничего не понятно: кто такой региональный оператор, чем он будет заниматься?

— Суть новой системы в том, что одна организация – региональный оператор, должна отвечать за все, что происходит с отходами, начиная со сбора и вывоза, заканчивая утилизацией и ликвидацией стихийных свалок. Раньше за вывоз мусора отвечали управляющие компании и ТСЖ, они заключали договоры с мусоровывозящими компаниями. Теперь региональный оператор будет отвечать за весь процесс. А тарифы на вывоз и захоронение мусора должны контролироваться департаментом энергетики и тарифов. На бумаге все понятно. На деле – нет. Куда региональный оператор будет вывозить мусор, подготовлены или нет полигоны для приема, как будет осуществляться глубокая переработка мусора, будут ли для жителей раздельные контейнеры? Вопросов очень много. Во время селекторного совещания губернатор предлагал разумные вещи. К этой реформе и жители, и сам оператор должны быть подготовлены. Вениамин Кондратьев вполне оправданно отложил внедрение реформы на год. В регионах, где закон уже вступил в силу, начались недовольства – оплата за мусор увеличилась кратно, люди отказываются платить. Многие области официально заявляют, что не готовы к реализации реформы, на их территориях попросту нет сертифицированных полигонов. Главы городов официально требуют снижения уже утвержденных региональной энергетической комиссией тарифов. В Ростовской области возбуждено около 500 административных дел за отказ заключать договор с региональным оператором. В Свердловской области много недовольных. Семья из 4-х человек платит за вывоз мусора более 600 рублей в месяц, по 160 рублей с человека. А по нормам человек за год образует 2,4 куба отходов, то есть в месяц 0,2 куба. Стандартный бак за месяц может наполнить только семья из 5-6 человек. Почему каждый из них должен платить ежемесячно за перевозку, если все вместе они за месяц собирают один бак? И, наконец, полигоны. У нас нет ни одной современной площадки, полностью соответствующей требованиям законодательства. Почему люди должны платить за захоронения, нарушающие экологию региона? Сортировать региональный оператор не будет, только сваливать на старые площадки, а деньги брать новые – в разы больше. С какой стати?

В общем, хотели как лучше, а получается…

Людмила Шалагина

Выноска:

УК РФ, статья 259 «Уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации»

Уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации, повлекшее гибель популяций этих организмов, — наказывается штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

фото: сайт «Живая Кубань»