Еще со школы помним, что 2 апреля все прогрессивное человечество отмечает День детской книги. Обычно к этому дню приурочивают праздник Букваря, а 23 апреля – Всемирный день книг и авторского права.

Сколько бы ни было болтовни о радужных перспективах цифровой книги, а сегодняшний рынок – это, прежде всего, традиционная печатная книга. Даже бегло пролистав доклад Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям за 2018 год о состоянии и перспективах развития книжного рынка страны, становятся понятны основные тенденции отрасли: тиражи (число экземпляров одного наименования) уменьшаются, а количество наименований возрастает. Драйверы отрасли – детская книга и переводная художественная проза. Половина книг, выпускаемых в стране, издается тиражом менее 1000 экземпляров.

Итак, что же покупали в книжных магазинах страны и нашего города в ушедшем году чаще всего? В топе учебной литературы, бесспорно, лидирует начальная школа. Пальма первенства здесь отдана рабочим тетрадям и прописям программы «Школа России» издательства «Просвещение», активно лоббируемой Министерством просвещения на всех уровнях – от федерального до муниципального.

В детской книге тоже особых неожиданностей не произошло. Вот уже несколько лет в этой гонке уверенно побеждает «Букварь» Н.С.Жуковой, суммарный тираж которого в 2018 году составил около полумиллиона экземпляров. Если акцентироваться на продажах в нашем городе, то кроме «Букваря» наивысшая степень ликвидности у таких пособий по подготовке к школе, как рабочие тетради Колесниковой «Я считаю до пяти» и «Я считаю до десяти», а также «Раз — ступенька, два — ступенька…» выдающегося ученого Людмилы Георгиевны Петерсон.

На втором месте уникальный проект от издательства Эксмо – Гравити Фолз. Самый частый вопрос родителей: «Что это такое и почему дети хотят туда уехать?» Дело в том, что Алекс Хирш сочинил нетленку – мультсериал про сверхъестественный городок Гравити Фолз в лучших традициях американского юмора. Сериал закончился, но зрители не насытились. Серия книг по мотивам мультфильма не дает скучать поклонникам. А жемчужина в этой серии – квест «Дневник 3». Его тираж по современным меркам тоже немаленький – 50 тысяч. Чадолюбивые россияне, видя горящие глаза отпрыска, не задумываясь выкладывали за томик от 1290 до 1500 рублей.

В художественном сегменте год прошел под знаком Гузель Яхиной. Еще не успели книголюбы прийти в себя от «Зулейха открывает глаза», как на их головы обрушился новый шедевр – «Дети мои», столь же проникновенный и трогательный, как и первая работа Яхиной. Продолжает рвать все рейтинги Григорий Шалвович Чхартишвили, в широких кругах известный как Борис Акунин. Его «Ореховый Будда», несмотря на цену в районе 1000 рублей, продавался с оглушительным успехом. Как, впрочем, и приключения Эраста Фандорина в XX веке под обманчивым названием «Не прощаюсь». Хотя, как известно, это финальный роман цикла книг о Фандорине.

Любители магии и фэнтези в прошлом году делали ставки на Макса Фрая «Сновидения Ехо. Мертвый ноль». Очень необычный тандем двух одесских авторов Светланы Мартынчик (текст) и Игоря Степина (создание образов), объединенный псевдонимом Макс Фрай, в своем арсенале насчитывает более 40 работ. Авторы своеобразные, стилистика псевдомолодежная, но поклонников масса.

Однако 200-миллионную планку общего тиража смогла поднять только одна эпохальная романистка, трижды преданная анафеме всеми интеллектуалами страны – Дарья Донцова. Несмотря на то, что суммарный тираж ее изданий в 2008 году был почти 10 миллионов, а в 2017-м в семь раз уменьшился, Агриппина Аркадьевна Донцова продолжает сохранять звание лидера рынка.

Из иностранной прозы самой продаваемой стала книга Мойеса «Все та же я». Также в десятку культовых книг 2018 года вошли «Происхождение» Дэна Брауна, вечный Д. Оруэлл «1984», «Назад к тебе» автора сентиментальных романов, американки Сары Джио и Ю. Несбё с детективным триллером «Макбет».

В номинации «Нон-фикшн» безоговорочную победу книготорг присудил психологу Михаилу Лабковскому. Его научпоп «Хочу и буду: принять себя, полюбить жизнь и стать счастливым» вызвал шквал негативных откликов его коллег-специалистов. Да и я считаю, что данные Лабковским рекомендации могут сделать счастливым и богатым только самого автора.

Наша землячка из Лабинска, врач Наталья Александровна Зубарева заняла вторую строчку хит-парада. (Мне, как патриотке, это лестно.) Прекрасное с маркетинговой точки зрения название (браво «АСТ») «Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота как по нотам» заставило приобрести эту книгу даже тех, кто о гормональном дисбалансе ранее не задумывался. И еще одно безупречно выстрелившее название «Тонкое искусство пофигизма» М. Мэнсона. Издательство «Альпина Паблишер» – лидер на рынке нехудожественной книги, здесь работают лучшие креативные директора страны. Я бы отметила и такое органичное для «Альпины» название, как «Империя должна умереть» Зыгаря, но это хит прошлых лет. Как назовешь корабль, так он и поплывет. Поэтому и оборачиваемость товара от «Альпины» самая высокая, в среднем 60 дней. Для книг это высокий показатель.

Ну а в целом, перспективы рынка туманны и очень противоречивы. Казалось бы, снижение доходов населения ведет к уменьшению покупательной способности. Но сетевые флагманы книготорговли фиксируют положительную динамику оборота, а Михаил Иванов, совладелец питерского магазина «Подписные издания», связывает эту тенденцию с тем, что снижение доходов привело к смене вариантов проведения досуга. Получается, чем мы беднее, тем чаще вспоминаем о книге.

Так или иначе, но общая атмосфера в отрасли сейчас беспрецедентная. Несмотря на то, что декларации о необходимости господдержки так и остаются декларациями, а системные действия заменяются государственными книжными ярмарками «Красная площадь» да ММКЯ, напоминающими «потемкинские деревни», у книготорговли есть особый ген регенерации. Далеко не все из нас смогли пережить нововведения, связанные с вводом онлайн-касс. Только нашей небольшой организации пришлось потратить на техническое и программное перевооружение почти полмиллиона рублей. Государственное влияние в форме запретов в школьном сегменте впрямую направлено на лишение книжных сетей хоть какой-то финансовой подушки безопасности, но, как сказал Шон Байтелл в «Дневнике книготорговца»: «Все-таки наше время – не первый период больших перемен в истории книготорговли». Даже десятипроцентный НДС на книгу для детей (это, по большому счету, свинство) не может убить интерес малышей к познанию.

Уже нельзя не говорить о нашей крайне нерациональной логистике, когда 89% предприятий, издающих книги, расположены в Москве, 4% — в Санкт-Петербурге и только 7% — в остальных регионах необъятной Родины. Ведь по этой причине половина издаваемых книг реализуется в одном единственном городе – Москве. Разумно ли, когда 10% населения потребляют 50% книг? Многие участники рынка вообще остальную часть страны не включают в зону своих интересов. Это дороже, оборачиваемость капитала медленнее. А в результате федеральные сети с определенной матрицей книг, как правило, находятся в конгломерате с издательством и чувствуют себя в регионах вольготно. Камерные магазинчики «у дома» отмирают, а потребитель это принимает как данность.

И вот именно в таких условиях тренд на образованность, саморазвитие и познание вновь начинает появляться. Пусть не с такими пока оборотами, как было в конце 90-х, начале 2000-х. Но продажи штампованных детективов ползут вниз, а хорошей детской книги, интеллектуальной и художественной классики – растут. Значит задача, поставленная в «Стратегии государственной культурной политики на период до 2030 года» по увеличению за 15 лет объема продаж в России с 3 до 7 книг на душу населения, для нас с вами вполне выполнима?

Наталья Семенова, генеральный директор сети магазинов «Книжная лавка студента»