В Новороссийске 21-22 марта пройдет значимое для образовательной среды событие – форум «Педагоги России». Если в прошлом году это масштабное мероприятия всецело было посвящено методическим инновациям в образовании, то в этом году ожидается крен в сторону цифровизации.

Когда-то в семидесятые все свои помыслы и поступки страна сверяла с решениями XXV, а то и XXVI съезда КПСС, теперь таким ориентиром стали майские указы Президента РФ. А они ставят такую задачу: «обеспечение глобальной конкурентоспособности российского образования, вхождение Российской Федерации в число десяти ведущих стран мира по качеству общего образования». И уже летом на Петербургском международном экономическом форуме министр просвещения Ольга Васильева докладывала о проекте «Цифровой школы» и создании образовательной платформы для дистанционного обучения.
Судя по заявлениям чиновников, цифровая трансформация школ — вопрос решенный. Это подтверждает министр просвещения в одном из своих интервью: «Цифра» все равно в школу войдет. Она уже вошла. Поэтому сейчас, чтобы делать качественный скачок именно в работе с детьми, у нас есть еще важная задача и она также стоит в нацпроекте – это переподготовка наших педагогов, чтобы они были готовы к этому новому».

А как учителям приготовиться к изменениям? Думается, что такой проблеме и будет посвящен предстоящий мартовский форум.
По словам министра просвещения, реализация проекта «Цифровая школа» (по плану, к 2025 году) приведет к изменению традиционной роли учителя, «который станет куратором, ориентирующим ребенка в соответствии с его запросами и приоритетами, максимально индивидуализирующим траектории обучения школьников». То есть учитель переформатируется в тьютора?

Уже к 2020 году обещают полную ликвидацию бумажных учебников по 11 школьным предметам, замену их на сертифицированные в установленном порядке устройства персонального доступа. Эксперты уверены, что это нововведение коснется основных дисциплин: русского языка, литературы, истории, алгебры, геометрии, физики, химии, биологии. Но нам и без экспертов понятно, что реалии жизни в России не совпадают с готовностью регуляторов идти на все ради цифровизации. Вероятно, следующим тактическим шагом станет программа «Принеси свое устройство», ведь процесс приобретения достаточного количества сертифицированных устройств в каждой школе пока невозможен.

Цифровизация школы преподносится как великое благо, признак высокого уровня цивилизации, избранности. Однако учитывая угрозы здоровью и развитию ребенка, которые несет в себе онлайн-образование, очевидно, что расслоение качества образования пойдет именно по этой границе: цифровое образование дешевое, «компьютерное», дистанционное – это для массового употребления, для людей «одной кнопки». А фундаментальное, дорогое, «человеческое», штучное образование остается только для немногих.

О каких угрозах чиновники предпочитают умалчивать? Отказ от бумажного учебника и живого учителя неизбежно приведет:

  1. К утрате навыков письма и, как следствие, потере способностей к творчеству.

Очевидно, что при переходе на цифровую школу, письмо от руки будет похоронено окончательно. Мы начнем хуже читать. Пострадают моторика и координация. При ручном письме задействованы участки мозга, отвечающие за интерпретацию сенсорных ощущений и формирование речи. А у тех, кто рукой не пишет, эти участки включаются гораздо реже.

  1. К утрате способностей воспринимать большие тексты.

Уже сейчас многие задания в школе подразумевают поиск информации в интернете, а это приводит к тому, что дети привыкают к быстрому чтению, без углубления в суть. Чтение по принципу латинской буквы F, когда из текста выхватываются несколько первых строк, затем соскакивают на середину страницы, где считывают еще несколько, не дочитывая строки до конца, а затем быстро спускаются к самому низу страницы — посмотреть, «чем дело кончилось». Таким образом, среднестатистический пользователь интернета прочитывает не более 20% текста, размещенного на странице, и всячески избегает больших абзацев! В скорости выигрывают, а суть остается не понятой и не зафиксированной в анналах памяти.

  1. К снижению социальных навыков.

Ребенок становится все более аутичным. Дети эмоционально тупеют, общение с живыми сверстниками, с реальным миром становится ненужным, потому что компьютерный мир утягивает их в свои глубины. Это тяжелейшая форма психической инвалидности, которую не умеют лечить ни психологи, ни психиатры, ни терапевты. Наркологи говорят, что наркотическую зависимость легче преодолеть, чем киберзависимость.

  1. К цифровому слабоумию.

Поскольку большие тексты не читаются, то нет смысла их писать. А сокращение объема передаваемой мысли приводит к еще большему скудоумию не только читателей, но и писателей. В результате имеем массовое отупение. Цифровые технологии избавляют нас от умственной работы. Стоит напоминать, что орган, который не используется, отмирает? Неиспользуемые связи между нейронами в мозге ослабевают. Как раз это происходит в голове зависимого от интернета человека. Люди, пользующиеся Google и Википедией, запоминают не информацию, а только то, где ее найти.

  1. К экранной зависимости.

Многие родители чувствуют, что повсеместные светящиеся экраны оказывают отрицательное воздействие на детей. Мы видим припадки в ответ на лишение доступа к устройствам, потерю концентрации в то время, когда дети не подвергаются постоянной стимуляции со стороны устройств. Что хуже, дети впадают в скуку, апатию, теряют интерес ко всему, если они не «подключены». 
На самом деле все еще хуже. Сейчас уже известно, что айпады, смартфоны и иксбоксы являются одной из форм цифрового наркотика. Исследования мозга показывают, что они влияют на лобную долю коры головного мозга – контролирующую дофаминовую систему, отвечающую за вознаграждения, внимание, кратковременную память – точно так же, как кокаин. Недаром некоторые американские ученые называют гаджет «электронным кокаином», а китайские исследователи – «цифровым героином».

  1. К проблемам речевого развития.

Детей, у которых при чтении заплетается язык, а буквы при письме меняются местами, стало куда больше. Уже сейчас около трети младших школьников страдают дислексией, а дисграфией – более 37%. Из-за этого дети теряют интерес к учебе. Таких детей стало так много, что медико-педагогические комиссии стали давать им послабления на ЕГЭ.

А также нам придется столкнуться с электромагнитным облучением, проблемам со зрением, общей чипизацией и контролем за семьей и т. д. Этот список широк и разнообразен.

Итогом выполнения приоритетного проекта «Цифровая школа» должно стать, по замыслу разработчиков, создание и функционирование «единой цифровой информационно-образовательной среды для общего образования», в которую будет входить одноименная Государственная информационная система (ГИС). Она должна объединить уже существующие информационные системы и сервисы для обучения: различные электронные дневники, журналы и медицинские карты.

А пока мы имеем то, что имеем. Благодаря электронным устройствам в мозг непрерывным потоком круглосуточно поступает всевозможный мусор, который загаживает наш «бортовой компьютер». Мы с трудом подбираем нужные слова, а слушая кого-то — быстро теряем нить разговора, начинаем скучать и зевать. Пишем с ошибками, а как использовать знаки пунктуации — не знаем даже приблизительно. Зато мы круто делаем селфи и стучимся к кому-нибудь в Viber или WhatsApp.

Будем надеяться, что участники предстоящего форума «Педагоги России» не оставят эти острейшие вопросы без внимания.

Наталья Семенова, генеральный директор ЧУ «Центр социальных инициатив»

Когда верстался номер

Организатор форума перенес мероприятие из Новороссийска в Сочи.