Ни одно учебное заведение не выпускает антикваров, не существует и курсов повышения квалификации. Чтобы быть профессионалом в этом деле, нужен солидный культурный багаж, знание истории и чувство ценности времени. Среди антикваров мало, практически нет женщин, так что наша гостья, Юлия Дасковская, сама по себе редкость.

Глицериновая лупа, собака Лайка и французские новеллы

Думаете, антиквар – обязательно седой старик в пенсне и запыленной комнате? Оставьте этот образ в прошлом. Сегодня – в основном молодые люди, знающие цену вещам, прекрасно разбирающиеся в психологии и имеющие цепкую память. Когда Юлия открывала свой салон, то дала ему интригующее название – «Магазин Истории». Оно и заманило меня. Место действительно любопытное: толстые фолианты книг, картины в старинных золоченых рамах, затейливая резная мебель вызывали уважение и даже какую-то робость. За каждым экспонатом – столетия, чьи-то жизни, тайна. Хозяйка с удовольствием провела экскурсию, явно гордясь производимым эффектом. А потом мы пили чай из изящных фарфоровых чашечек и говорили о том, как эта хрупкая молодая женщина пришла в экзотическую профессию.

В детстве родители часто оставляли Юлю у бабушки, где было все интересно: солидная библиотека, старинные статуэтки, мебель. А главное – огромная лупа, доверху наполненная глицерином. Бабушка садилась к столу, ставила лупу перед собой и читала через нее газету. 

— Никогда ничего подобного я не встречала в своей жизни, — вспоминала Юля. – Позже, когда я уже освоилась в профессии, мне приносили телевизионные лупы, но это совсем другое.

У бабушки была очень большая библиотека, но книги домой она не давала. Юля читала путешествия и приключения, классику, но особенно интересной была старинная серия новелл с затейливыми графическими картинками. Когда бабушкины запасы были прочитаны, она перешла в городскую библиотеку.

— Однажды я увидела яркую, желто-синюю, небольшую книгу – с морем, кораблями и сфинксами. Рудольф Бершадский «О чем рассказывают марки». Название мне ни о чем не говорило, но стало интересно. Дома я погрузилась в удивительный, доселе мне не знакомый мир. Узнала, как появилась первая марка, как их посвящали освоению космоса, полету собаки Лайки. И тут я решила – хочу коллекционировать. Выяснилось, что многие одноклассники уже давно собирают марки, кто флору и фауну, кто космос, а кто серию про полярников. Мы их не покупали, а выменивали, в том числе на открытки и красивые картинки.

Когда попала в магазин «Филателия», была ошеломлена количеством и разнообразием марок, конвертов, открыток. Особенно меня покорила атмосфера – люди держат большие альбомы, показывают их друг другу, о чем-то спорят. Купила себе первый небольшой альбом. Когда вложила в него свои сокровища, поняла, что я самый счастливый человек на свете! Потом увлеклась живописью и собирала картины, а после окончания школы поступила в училище на отделение художественной графики.

Вещи не стареют

В 90-х найти свое место в жизни было не просто. Юля работала в школе, училась в университете, пробовала себя в торговле, туристическом бизнесе, а однажды попала в клуб нумизматов. Оказалось, что собирать можно все – от вышедших из обращения банкнот (бонов) до оловянных солдатиков (военно-историческая оловянная миниатюра) и елочных игрушек. В клуб ходили и ученые, и простые работяги, которые по теме своей коллекции могли диссертации писать. 

— В клубе я попадала в ленту времени. Если что-то удавалось купить, уносила с собой частичку истории. Так родилась идея открыть «Магазин Истории». Правда, шла я к ней более шести лет. За это время получила образование искусствоведа и эксперта в области антиквариата. 

— И теперь уверена, что тебе не подсунут мельхиор под видом серебра или латунь под видом золота? 

— Сейчас огромное количество подделок – от картин и сабель до монет и банкнот.  Пока через твои руки не пройдут сотни коллекционных вещей, трудно понять, где сокровище, а где видимость. Сложность профессии в том, что все финансовые риски отражаются лично на тебе. В других видах торговли есть себестоимость товара, ассортиментный ряд, торговая наценка и прочее. А тут большинство предметов – уникальные.  Например, до революции петербургский Императорский фарфоровый завод выпускал статуэтки, которые очень ценились в Европе. Потом Ленинградский фарфоровый завод перешел на агитационный фарфор, а сейчас завод вновь переименован в Императорский и повторяет выпуск изделий прошлых столетий. Различить их можно только по надписи. Еще нужно знать клеймо. Оно имеет свой цвет. Первый сорт – зеленое, второй – синее, третий – красное. Очень ценится фарфор Краснодарского завода. Он выпускал статуэтки очень маленьким тиражом, и сегодня они встречаются крайне редко. Как-то женщина зашла в наш магазин, взяла такую статуэтку – и слезы на глазах. Оказывается, ей мама подарила такую на день свадьбы. Уже и мамы нет, и мужа, осталась только память.

— Я сейчас грубый вопрос задам. Чем антиквар отличается от старьевщика? 

— Антиквар для вещей – Святой Петр. Он точно знает, какая вещь достойна рая, а какая должна пылиться в кладовке. Старьевщик работает с рухлядью из кладовки, дешево берет и чуть дороже продает. Ему не важна ценность вещи во времени.

Тропы истории

У Юли свои принципы в торговле антиквариатом. Ей важно все знать о вещи, которая попадет в ее магазин. Иногда она проводит целое исследование.

— Как-то мне принесли Георгиевский крест 4 степени. Награда очень серьезная, выдавалась исключительно за подвиги. Владелец знал только общую информацию: что крест серебряный, им наградили кого-то в период Первой мировой войны 1914-1918 годов. И все. Наградных документов не было. Тогда я сама решила узнать его историю. Оказалось, что до сих пор не все документы по Первой мировой войне находятся в открытом доступе. По номеру награды я решила узнать, в какой период войны выдавались кресты с такими номерами, а если повезет, то и имя награжденного. Оказалось, это было в 1917 году, в основном награждались солдаты, которые вели бои в Прибалтике. Какие войска Русской Императорской Армии в этот период вели бои в данной местности? Тут мне помогли бывшие военные – разобрались в картах военных действий, в документах, провели анализ полученной информации. Таким образом я и вышла на 480-й пехотный Даниловский полк, который был сформирован в 1916 году в городе Ярославле. А потом повезло установить и фамилию награжденного. Им оказался рядовой Волков, получивший крест за проявленную храбрость в бою 7 сентября 1917 года. А что за подвиг он совершил, пока узнать не удалось, продолжаю искать.

Рассказала Юля и о картине, которая попала к ней из Франции:

— На холсте изображены мужчина и женщина в английской одежде конца XIX – начала XX века. Кто они? По холсту и краскам определили, что картине 40-50 лет. На франкоязычных сайтах стали искать художников с похожей подписью. Увы, безуспешно. Я уже готова была рукой махнуть, но для душевного спокойствия решила посмотреть картины английских художников. На поиски ушла не одна неделя, когда вдруг наткнулась на первоисточник. Оказалось, что у нас копия одной из работ известного английского художника Алана Мейли из его цикла «Изящный век». Писать картины для Алана было хобби, а работал он художником-мультипликатором на студии Уолта Диснея и в 1971 году даже получил Оскара за свои работы в мультипликации.

— Конечно, с такой историей картина стоит куда дороже. Но после стольких трудов ведь и продавать жалко?

– Когда попадается уникальная вещь, с ней очень тяжело расставаться. До последнего момента тянешь, любуешься. Раньше антикваров называли хранителями времени, которое находит отклик в душе…

Людмила Шалагина