Выставка художника Дамира Кривенко с успехом прошла в Лондоне. Было продано несколько картин, получено приглашение еще раз посетить столицу Великобритании. Сейчас художник готовит экспозиции в Санкт-Петербурге – в Русском музее и галерее «Эрарту». Повезет и новороссийцам – в конце сентября работы Дамира будут выставлены в галерее «Prima-Юг».

Через палитризм заглянуть в душу

— Впервые мы встретились с Дамиром Кривенко на выставке в Анапе, — рассказывает куратор галереи Лариса Воспитанюк. — Вскоре организовали показ картин тестя Дамира – замечательного художника Геннадия Завизионного, а через какое-то время и работ самого Дамира с женой Татьяной. Вот такая у них творческая семья. Что самое интересное – у каждого свой почерк, свой стиль и взгляд на мир. Дамир – многоликий автор. С одной стороны, яркий экспериментатор, с другой – он тяготеет к константам, классике. Чудесным образом все это уживается в его полотнах. Именно Дамир открыл новое направление ассоциативной живописи – палитризм. Даже не открыл, а разглядел его в палитре. Наверно, если долго смотреть в палитру художника, то возможно понять его мир.

Россию под топор

Выставкой Дамира Кривенко открывались ежегодные дни русского искусства в Лондоне. За час до назначенного времени уже собралась толпа возле галереи Strend на Трафальгарской площади.

— Я, честно говоря, не ожидал, — делится впечатлениями Дамир. – Но еще больше удивились организаторы выставки. Редко когда публика проявляет такую активность, тем более что в Лондоне меня раньше не видели. Много было молодежи из Кембриджа и Йорка, попросили меня прочитать лекцию о нашем современном искусстве, много задавали вопросов, касающихся палитризма. Я чувствовал себя представителем русской культуры. К тому же, в одной из центральных лондонских галерей русское искусство было представлено выставкой деревянных плах, в которые воткнуты топоры с портретами руководителей нашего государства. Я поставил себе задачу показать другую, светлую сторону нашей культуры.

— Получилось?

— Я старался.

— Чем еще занимался в Лондоне?

— Каждый день посещал от пяти до десяти художественных галерей, в общей сложности обошел не менее сотни. Хотел напитаться творчеством.

— И как?

— Поразительно, но зачастую выходил голодным и опустошенным. Две, в лучшем случае три работы заинтересуют. В остальном – пустота. Но при этом все галереи работают. Люди ходят, что-то покупают. Студенты королевской академии живописи выставили на продажу свои дипломные работы. Я перевел на наши рубли, оказалось, что самая дешевая работа стоит около 125 тысяч – и до 300. И живопись очень востребована.

— А за сколько, если не секрет, ты продал свои работы?

— Одну за 10 тысяч фунтов, две других – дешевле.

— Это огромные деньги!

— Как сказать. Коллекционер, который приобрел мои работы, сказал, чтобы я не распродавал остальную коллекцию. Художники, которые выставляются в Лондоне не первый раз, ставят цену от 10 тысяч фунтов и выше. Поэтому мне посоветовали придержать работы до следующей выставки, на которой они будут стоить намного дороже.

— Выходит, чем меньше продал, тем выгодней будет в следующий раз?

— Да. Это рынок и очень востребованный.

— Завоевываешь мир?

— Не скрою, я хочу оставить свой след в искусстве. Ищу свой уникальный путь, и надеюсь, что он обогатит искусство.

Мысли о творчестве

Дамир – не просто художник, он философ, проповедник искусства. Его записи о жизни и творчестве когда-нибудь перерастут в книгу:

«Меня зовут Дамир, и всю свою жизнь я рисую.
Когда я работаю, я рисую. Когда отдыхаю, я тоже рисую.
Рисовал мой дед, рисует мой сын.
Я вырос в музее (моя мама – искусствовед). Это развило во мне способность замечать прекрасное и делиться им с окружающими.
Леонардо, Моне, Кандинский дали мне возможность понять, что такое совершенство в искусстве. Я никогда не пытался соревноваться с ними.

Художник – это большая жертва человека обществу. Изначально знаешь, что ты – камикадзе. Но вокруг тебя постоянно витают ангелы.

Меняются социальные эпохи, правители, нравы, мода, а произведения искусства остаются. Живопись – это язык красоты!»

Людмила Шалагина