Если бы история была к Новороссийску более милосердной, возможно, мы жили бы в мегаполисе со всеми атрибутами мощного экономического и культурного центра. Увы, судьба распорядилась иначе. Но это не повод застраивать город кто во что горазд.

Новороссийск несколько раз подвергался разгрому со стороны англичан, французов, турок, немцев. Тяжелый ущерб нанесли братоубийственная рознь, последовавшая за Октябрьской революцией, а также лихие 90-е годы, когда особенно пострадала промышленность. Сегодня следует признать, что наш город в архитектурном отношении весьма беден и не может сравниться с Одессой, Ялтой, Сочи. Полагаю, это накладывает повышенную ответственность на современных архитекторов, которые обязаны стремиться восполнить исторические потери и придать Новороссийску облик, соответствующий его истории и значимости. А пока он превращается в бетонного монстра с плохой экологией, забитыми дорогами, дефицитом парков и скверов. То и дело озвучиваются грандиозные проекты с обязательным участием зарубежных проектных бюро, но все кончается возведением титанических торговых центров и многоэтажных «нью-хрущоб».

Есть мнение, что местным коллегам Нормана Фостера и Ричарда Роджерса, проявляющим странное творческое бесплодие, вовсе не нужно опираться на традиции, поскольку во всем мире торжествует некий архитектурный космополитизм, представленный множеством стилей – от хай-тека до метаболизма и деконструктивизма. Однако я уверен, что Новороссийску нужна собственная художественная система. Несмотря на то, что в годы Великой Отечественной войны город был разрушен на 96,5%, сохранились довольно приличные образцы исторической застройки. Выдающихся творений зодчества среди них нет, однако характерных и типичных – вполне достаточно. Именно они служат архитектурными символами различных эпох в биографии Новороссийска.

Период развития города до придания ему статуса центра Черноморской губернии оставил нам в наследство дом купца Обрадовича и элеватор. Двухэтажный особняк Обрадовича (1869 года постройки, находится на улице Революции 1905 года) является типичным примером южного провинциального стиля и отдаленно напоминает древнерусские палаты. Грандиозный элеватор, возведенный за три года (1891–1894 гг.) по проекту инженера С.В. Кербедза, можно считать шедевром промышленной архитектуры. Элеватор сильно пострадал в годы Великой Отечественной войны, перестал использоваться по назначению и превращался в руины, но сейчас фасад начали приводить в порядок. Поможет ли это вернуть полноценную жизнь выдающемуся сооружению?

Подлинный расцвет Новороссийска пришелся на период бытия губернской столицей (с 1896 года). Об архитектурном облике той благоприятной поры свидетельствуют дошедшие до наших дней здания мужской и женской гимназий, дома Г. Ларина, Э.С. Самаранского и Д.Е. Мануси. В бывшем владении Ларина располагается Центральная городская библиотека, а женская гимназия превращена в многоквартирный дом. Главными символами губернского Новороссийска следует считать Городской дом, особняк Юкелиса и дачу Голицына. Кстати, их пример лучше всего показывает наше отношение к наследию не таких уж далеких предков.

Городской дом, как известно, построен в 1909 году по проекту выдающегося архитектора С.А. Калистратова в самом выгодном месте улицы Серебряковской (ныне Советов). После войны здание было восстановлено и служило настоящим украшением, пока к нему не пристроили громоздкий флигель. Несмотря на протесты местной общественности и бывшего главного архитектора Новороссийска Ивана Крикуна, возобладал коммерческий расчет, и акт вандализма свершился. Думается, рано или поздно городская власть прозреет и исправит грубейшую ошибку, то есть отдаст распоряжение о сносе «дополнения» к шедевру Калистратова.

Не все хорошо и с особняком Юкелиса – декор в убогом состоянии, плитка кое-где обвалилась. И уж совсем трагична судьба дачи Голицына, стилистически напоминающей «Ласточкино гнездо» в Крыму. Теперь от романтического шале сохранился лишь убогий остов – символ нерадивости местных властей и разобщенности художественной интеллигенции, которая пыталась спасти памятник культуры, но особого рвения не проявляла.

Есть в нашем городе и неплохие образцы главных архитектурных стилей довоенного периода – конструктивизма и сталинского неоклассицизма. Чистым примером конструктивизма может служить здание государственного банка (1929 год, архитектор А. Павлов). Оно выполняет прежние функции и находится в идеальном состоянии. Перед самой войной был построен клуб железнодорожников имени Маркова. Увы, нынешнее состояние его плачевно, заявления властей о его скором и непременном ремонте остаются лишь сотрясанием воздуха.

Для восстановления города после войны был привлечен коллектив профессионалов под руководством академика Бориса Иофана. Грандиозный план воплотился лишь частично, но именно в 50-е годы сформировался образ центра Новороссийска, который был застроен удачными зданиями в сталинском стиле, в его южном варианте, ориентированном на средиземноморские традиции: кинотеатр «Украина», главпочтамт, так называемый дом со шпилем и индустриальный техникум (архитектор С. Чернобай).

С приходом к власти Хрущева сталинский стиль был категорически отвергнут. Народ нуждался в жилье, возводить дворцы (при всей их эстетической убедительности) было слишком накладно. Возобладал функционализм в его крайней аскетической форме: сооружения строились поточным методом из бетонных конструкций. Но даже при жестких ограничениях талантливым мастерам удалось сотворить круглый универмаг на площади Свободы и Дворец культуры моряков.

При Брежневе в Новороссийске выросло огромное количество типовых пяти- и девятиэтажных домов весьма примитивного вида. Однако застройка велась комплексно, а общий уровень градостроительного планирования был чрезвычайно высок. Кроме того, объекты 70 и 80-х годов по индивидуальным проектам, как правило, отличаются высоким уровнем профессионализма: здание городской администрации (1970 год, архитектор Ю. Адамишвили) и управление морского пароходства (1978 год, архитектор А. Пилихин), гостиница «Новороссийск» (1985 год, архитекторы В. Сливин, Г. Петрова, К. Михайлов, Г. Наджарян), 13-этажные жилые дома на проспекте Ленина (архитекторы Г. Наджарян и В. Сливин).

К шедеврам советской архитектуры можно причислить увенчанный инопланетной тарелкой морской вокзал (1980 год, архитекторы В. Кремляков и А. Хоперсков), а также похожий на маяк Дворец творчества, который строился как Дворец пионеров и школьников (1985 год, архитектор Л. Газаров). Увы, в 90-е годы к морвокзалу был пристроен длинный корпус, исказивший его силуэт, а творение Газарова уже закрыто с моря огромным уродливым сараем, который почему-то именуется Дворцом зимних видов спорта. Все это свидетельствует, во-первых, о катастрофическом упадке профессионального мастерства архитекторов, во-вторых, о примитивном эстетическом вкусе представителей городской власти и, в-третьих, о равнодушии или бессилии общественности, которая терпит форменное издевательство над родным городом.

В постсоветский период прежний облик Новороссийска был основательно изуродован, в градостроительной политике допущены многочисленные промахи, ошибки и настоящие преступления. До сих пор не принят высотный регламент для центра города, застройка ведется точечно, без учета архитектурного окружения, беспощадно снесены десятки дореволюционных особняков, среди которых имелись весьма ценные экспонаты. Печальна участь гостиницы «Венеция», на месте которой теперь торчит пустующая многоэтажка. В стране долгое время господствовал олигархический капитализм в его дикой форме, то есть при наличии денег заинтересованные лица могли построить хоть египетскую пирамиду. Возможно, именно так за плечами бронзового Пушкина внезапно появился похожий на амбар торговый центр «Смена».

Современные зодчие имеют возможность творческой самореализации, ограниченной, правда, требованиями и финансовыми возможностями заказчиков. В начале ХХI века множество замечательных архитектурных сооружений выросло в Москве, Санкт-Петербурге, Сочи, других городах России. Впрочем, подобные есть в Пекине и Лондоне, Бангкоке и Париже. Не стал исключением и Новороссийск – у нас появилась 22-этажная круглая высотка на набережной, здание сбербанка России рядом с «белым домом» и причудливый трехэтажный дом дворцового типа с колоннами на улице Губернского.

Главный архитектурный символ нашего города – недостроенный и уже устаревший театр, который не дает развивать центр. Его следует как можно скорее снести, построить взамен многофункциональное здание культурного назначения или же разбить зеленую зону по образцу московского парка в Зарядье.

Да, Новороссийск живет в соответствии со своим административным статусом и не может конкурировать с Ростовом-на-Дону, Краснодаром, Севастополем, Сочи, не располагает необходимыми финансами. Тем не менее, есть шансы вернуть городу «лица необщее выраженье». Опираясь на традиции новороссийской архитектуры или хотя бы зная ее историю, зодчие вполне способны создавать гармонично вписывающиеся объекты. Таковые уже есть: гостиница «Капитал» около городского пляжа, жилые дома напротив Детской библиотеки имени Н.К. Крупской и на улице Новороссийской Республики. В их облике явно просматриваются черты модерна и сталинского ампира.

Нам всем хочется жить в комфортном, сохранившем культурное наследие, динамично развивающемся городе. И надеяться на то, что архитектурная халатность останется в прошлом.

Виктор Пахомов