Даже если директор городского театра Олег Бередин больше ничего не сделал бы для Новороссийска, я уважала бы его до конца жизни за одну эпопею со спасением давно списанного рояля. Все бы так относились к городским реликвиям! Совсем скоро, 16 сентября, исторический инструмент будет презентован широкой публике.

Предчувствия не обманули

Случается, что ровесники ушедшей эпохи попадают в разряд рухляди и вполне могут кануть в Лету. Эта участь была уготована разбитому временем и людьми концертному роялю фирмы «Блютнер», который был отправлен в карман сцены, за груду декораций, как только в городском театре Новороссийска появился новый инструмент. Снятый с баланса, он тихо умирал. Порванные струны, вырванная лира, приколоченные гвоздями ножки рояля и изувеченный механизм требовали одного вердикта – на свалку.

— По идее, от инструмента, занимающего за сценой немало места, надо было избавляться, – рассказывает директор городского театра Олег Бередин. — Но рука не поднималась. Уничтожить инструмент – это как уничтожить книгу. В конце концов, за ним целая эпоха городской жизни. Я надеялся, что прошлое этого рояля может стать частью настоящего. Интуиция не подвела. Однажды кто-то сказал, что на этом инструменте играл сам Дмитрий Шостакович, который в середине прошлого столетия был в Новороссийске. Кем-то брошенная фраза натолкнула меня на мысль провести свое расследование.

Прошлый век

В 1943 году было принято решение на красивейшем месте, в самом центре, создать площадь Героев. К 15-летию полного освобождения города от немецко-фашистских войск на этой площади состоялся митинг, который завершился зажжением огня Вечной славы. Такая честь была предоставлена адмиралу Георгию Холостякову, бывшему командиру НВМБ, одному из самых славных участников боев за Новороссийск и партизану С.Я. Дитяткину.

Это известные исторические факты. Но мало кто знает, что Александров, тогдашний секретарь горкома партии, в мае 1960 года отправил письмо первому секретарю правления Союза советских композиторов Дмитрию Шостаковичу, в котором просил помочь новороссийцам с полутораминутным музыкальным отрывком, который ежечасно звучал бы на площади Героев. Какова же была радость авторов идеи, через неделю получивших ответ от Шостаковича: «В настоящее время мы занимаемся отбором подходящих музыкальных отрывков, запись которых на магнитную пленку будет вам в ближайшее время выслана».

Вскоре город получил магнитофонную пленку с записью в исполнении Большого симфонического оркестра Всесоюзного радио. Посылка сопровождалась письмом, в котором Дмитрий Дмитриевич собственноручно сообщал: «Дорогие товарищи! Посылаю вам магнитофонную запись и рукопись моего сочинения «Новороссийские куранты». Я буду очень рад, если сочтете возможным использовать это сочинение для светильника с огнем Вечной славы героям, павшим в борьбе за освобождение Новороссийска».
27 сентября 1960 года в 18 часов «Новороссийские куранты» впервые зазвучали над площадью Героев. Шостакович откликнулся и на приглашение властей города побывать в гостях, и в марте 1961 года Новороссийск встречал высокого гостя. За пять дней композитор побывал на Малой земле, встречался с защитниками города, общался с рабочими заводов, учащимися музыкальной школы, а в заключение своего визита в городском театре выступил перед жителями города. И вот тогда народный артист СССР, лауреат Ленинской премии, депутат Верховного Совета СССР, почетный доктор и профессор целого ряда зарубежных университетов и консерваторий, почетный член многих академий, в том числе английской Королевской академии музыки, национальной академии наук США Дмитрий Шостакович исполнил для новороссийцев свои произведения на рояле фирмы «Блютнер», приобретенном городом специально к его приезду.

Вряд ли есть еще в России город, музыку к гимну которого написал композитор такого уровня. Новороссийцы в долгу не остались, назвали в его честь музыкальное училище.

О времена, о нравы!

Сейчас в голове не укладывается, как это могло случиться, но «Новороссийские куранты» надолго замолкли, а рояль, к клавишам которого прикасались пальцы гениального композитора, был разбит, задвинут в театральный карман и готовился к варварской утилизации. Менялись руководители города, идеалы и символы. Возникал даже вопрос о создании для Новороссийска нового гимна. Старый, Шостаковича, уже не удовлетворял современное руководство города. Бацилла равнодушия начала разъедать память…

Только после многократных обращений общественности в мэрию Новороссийска куранты вновь зазвучали на площади Героев. Повезло и городскому театру – к его руководству приступил наконец-то человек, знающий, что такое культурные ценности. Понятие «гражданственность» толкуется в словарях по-разному, но подразумевает уважение к историческому прошлому и активную жизненную позицию человека, пытающего изменить ситуацию к лучшему. За четыре года работы Олега Бередина на посту директора преобразилось здание театра. Город стал принимать серьезные театральные фестивали. Узнав историю старого рояля, Олег мгновенно осознал его ценность и начал действовать.

— Подключился наш настройщик, Валерий Константинович Ревазов, активно начал искать пути восстановления инструмента. Он поднял всех своих знакомых и выяснилось: рояль можно отправить на завод в Лейпциг, но его перевозка стоила бы невероятных денег. Готовы были взяться и ростовские реставраторы, они пообещали восстановить инструмент за несколько месяцев. Но Валерий Константинович нашел еще один вариант – привез из Краснодара известного настройщика-реставратора, который из уважения к истории рояля в рассрочку, под «честное слово», взялся за его воссоздание. Работа шла частями, сначала полностью менял всю «начинку», потом лак, в общем, постепенно вернул инструмент к жизни.

Ремонт обошелся в 400 тысяч рублей. Деньги для театра неподъемные. Часть Олег Бередин заплатил из своих сбережений, когда понял, что дальше не потянет, стал искать спонсоров. Директор музея-заповедника Лариса Колбасина и бывший диерктор художественной школы Владимир Сердюк пожертвовали на рояль, скоько смогли. Благотворительный концерт много не принес, но вырученные 25 тысяч рублей пошли на восстановление. Очень помог порт, он выделил основную сумму.

— Появились коллекционеры, которые предлагали продать им рояль в том состоянии, в котором он находится. Имя Шостаковича превратило инструмент в реликвию. Естественно, эти предложения я сразу отверг. Новороссийску не пристало торговать своей историей.

Первой за возрожденный рояль села известная новороссийская пианистка Лариса Сараф и заключила, что звучит он бесподобно.

В музыкальном училище ежегодно проходит конкурс, посвященный Шостаковичу, на него съезжаются исполнители со всего края. Почему бы итоговый концерт не проводить в гортеатре? Каждый музыкант был бы счастлив прикоснуться к инструменту, на котором играл великий композитор…

Людмила Шалагина