Новороссийский шестиклассник из школы № 27 Тимофей Громов каждый четверг поутру собирает рабочий рюкзак и идет на окраину села Мысхако проведать подопечных черепах. Там на нескольких склонах у рептилий не просто место обитания, а настоящий родильный дом.

Вместе с ним по узким тропинкам вдоль виноградников пробираюсь я и еще целая делегация любопытствующих. Тимофей рассказывает о том, каких редких животных мы можем встретить здесь, неподалеку от выстроенных солидных особняков и проложенной грунтовой дороги. Оказывается, в нашей стране обитает всего-то четыре вида черепах, сухопутных – только один, это «средиземноморская черепаха Никольского». Именно эти животные облюбовали окрестности Мысхако. Они находятся под угрозой исчезновения и занесены в Красную книгу – краевую, российскую, международную.

Тимофей с раннего детства интересовался существами, которые живут в нашем мире помимо Homo sapiens. Вначале проявлял особый интерес к богомолам, наблюдал за ними в собственном дворе, даже мухами подкармливал. В третьем классе, тоже не выходя со двора, провел небольшое исследование – нашел в куче песка муравьиного льва, также занесенного в Красную книгу, видимо, неместного. Взрослое насекомое, можно сказать, «белое и пушистое». А его личинка такое вытворяет! Делает в песке глубокую воронку, залезает туда, а на поверхность выставляет челюсти — охотится. Свои наблюдения Тимофей описал в школьной работе и занял второе место в краевом конкурсе семейных экологических проектов.

Потом была экскурсия с летним лагерем по Пионерской роще, где произошла знаменательная для Тимофея встреча с педагогом Дворца творчества по экологии Антоном Поповичем. Тима слушал рассказ о растениях и животных и восхищался. Антон Владимирович заметил мальчика, потому что тот набрал целую кепку пустых коконов от цикад. Через некоторое время Тима записался к нему на занятия по экологии.

Увлечений у подрастающего натуралиста было много, вот сейчас – рептилии.

— Мне интересны черепахи, потому что они современники динозавров, — объясняет Тимофей. – Говорят, им 200 миллионов лет! Динозавры давно вымерли, а эти существа – тяжелые, неуклюжие, медлительные – живут. Мне хочется понять, почему? Может, потому что сильно уменьшились в размерах? Вдруг, наблюдая за черепахами, я открою этот секрет? Сейчас длина черепахи Никольского составляет максимум 30 сантиметров, по крайней мере, в нашей местности.

Идею изучить конкретный вид Тимофею подсказал Антон Владимирович. Но для начала рептилий надо было обнаружить. Водиться в этой местности черепаха могла лишь чисто теоретически – ей подходил климат и рельеф. Все условия для проживания «тортил» шестикласснику пришлось основательно изучить, прежде чем отправиться на поиски. Подходили открытые скальные склоны, которые находятся рядом с лесом – в кустарниках и под деревьями черепахи прячутся от жары, скрываются от других обитателей этих мест.

Прошлой осенью Тима и Антон Владимирович на четырех склонах обнаружили четырех черепах. А весной уже пятнадцать насчитали! Для территории в 9 гектар это не так уж и мало.

Тимофей идет к своим черепахам, вооруженный разными инструментами. Линейка и штангенциркуль требуются для измерения животного. Юному натуралисту попадались разные особи – только что вылупившиеся из яйца (малюсенькие, величиной с грецкий орех) и уже взрослые черепахи. В рюкзаке обязательно лежит термометр, чтобы измерить температуру рептилий. Градусник прикладывается к тому месту, откуда из панциря выходит шея. По температуре животных можно понять, активны они или находятся, так сказать, в полусонном состоянии.

Чтобы черепаха ползала, ела травку, она должна согреться. Обычно ее температура на два-три градуса выше, чем в окружающей среде. В жару она удаляется в тень, при похолодании (когда выше 5 градусов ртутный столбик не поднимается) просто закапывается в землю до весны.

Тимофей умеет определять и возраст. Один из способов – посчитать годовые кольца. Да, у этих пресмыкающихся, как у деревьев, годовые кольца образуются на щитках панциря.

Еще обязательные атрибуты исследователя – маркер и напильник. Маркером Тимофей пишет на панцире номер черепахи. Но надпись может стереться, поэтому вдобавок панцирь можно подпилить в определенных местах, чтобы не нанести вреда животному.

— Я стараюсь аккуратно брать в руки животных, причинять как можно меньше неудобств, — делится Тимофей. – Но они все равно испытывают стресс, да еще какой! Одна черепаха так испугалась, что побежала с неслыханной скоростью – стометровку преодолела за пару минут.

Самое удивительное открытие Тимофей сделал прошлой осенью. На одном из своих участков она нашел семь (!) гнезд рептилий – это очень много, целый черепаший роддом! В некоторых из них были остатки скорлупы – если маленькие черепашки вылупляются в холодное время года, то не выходят на поверхность, а прорывают себе туннель, делают камеру для зимовки и ждут тепла.

— Черепахи – плохие родители, — сетует Тимофей. – Они откладывают яйца – и на этом материнские обязанности самок заканчиваются. А малыши растут, как могут. Первые два года панцири у них очень мягкие, даже хищные птицы способны их расклевать.

Для сохранения краснокнижных черепах надо что-то придумывать. Лучший вариант, считает натуралист, особо охраняемая природная территория, как «Прилагунье», Пионерская роща, Южные пруды. Рептилиям надо отдать этот уголок в окрестностях Мысхако, пока кто-нибудь не надумал тут строиться. Кстати, не только черепахам здесь хорошо живется. Видели редкого оливкового полоза и желтобрюха, орхидеи цветут, можжевельники растут и другие краснокнижные растения. Но Тимофею не до них, для него лучше рептилий никого нет.

Лет этак через десять, мечтает шестиклассник, он закончит биофак хорошего вуза, станет герпетологом (специалистом по амфибиям и пресмыкающимся) и в этом качестве отправится на Амазонку. В родном селе, надеется Тимофей, с экологией все уже будет в порядке, черепах возьмут под охрану, и он с легким сердцем отправится в тропические леса изучать удивительных змей и ящериц. И может быть, откроет тайну исчезновения динозавров.

Светлана Александрова