В Новороссийске идет выставка скульптора Геннадия Машкарина. Эпитетов рядом с этим именем можно поставить много – талантливый, самобытный, потрясающий, глубокий – и все они будут верны. Но есть в его работах то, что в последнее время редко встречается в творчестве – они жизненные и правдивые. Если не побояться высокого слога, искусство его в том, что через конкретное событие он ощущает землю и человечество.

Семья Машкариных приехала на Кубань в 1990-х. Известный юрист Владимир Машкарин «бросил якорь» в Новороссийске и активно занялся политикой. Младший брат, Геннадий Машкарин, остановился в хуторе Бараниковском, преподавал в Троицкой школе искусств, в художке Славянска-на-Кубани, а сейчас — в старейшей художественной школе Краснодара.

Чем длиннее руки у рыболова, тем меньше веры его рассказам

— Я в Караганде родился и вырос. Окончил Павлодарский индустриальный институт, преподавал в горном техникуме черчение. Рисовал. Скорее для себя, но и продавались работы неплохо, были поклонники, — рассказывает Геннадий.

Кубань поразила его просторами. С детства увлекался рыбалкой и просто влюбился в озера и реки Славянского района. Рыбаки – народ радушный, приняли в свою компанию, познакомили с особенностями кубанского лова.

— А еще просто ошеломили меня местными байками и легендами. Я наслушался и про рыб, которые хвостом лодки переворачивают, и про то, как из пересохшей протоки гигантский экземпляр еле вытащили, намотав леску на карданный вал, и про сома, которого на телеге везли, а он хвостом дорогу мел. И все это рассказывается увлеченно, с горящими глазами и подозрительным вопросом: «Ты что, не веришь? Вася, подтверди, ты же с нами был!» И Вася соглашается, рассказывает еще более невероятную историю о том, как привиделся сон про рыбное место, он поехал и попался ему такой сом, что утащил под воду и удочку, и самого рыбака.

Счастье – это случайность

— Как ни странно, к мольберту меня не тянуло. Я преподавал в школе, устраивался на новом месте, мальчишек своих возил в художественную школу в Славянске-на-Кубани. По выходным, понятно, на рыбалку, а вот рисовать – ну никак не хотелось. Впечатлений много и мысли есть, а не могу и все! Как-то привез мальчишек на занятия в художку и заглянул в мастерскую скульптора Федора Федоровича. Он как раз работал. Чтобы я не мешал, сунул мне в руки кусок глины.

И произошло нечто… Как «Эврика!» Архимеда. Руки вдруг ожили, вместе с ними начала оживать глина.

— Будто я всю жизнь лепил. Для меня это стало полной неожиданностью.

Федор Федорович, наблюдая за метаморфозой, происходящей с его гостем, потом спросил:

— Ты где учился? Нигде? Значит, Бог дал.

Даже обожаемая рыбалка отошла на второй план. Машкарин лепил и лепил, изучал местные глины. Оказывается, на Кубани более 100 сортов глин, пригодных для лепки, но он искал «свою». Первые изделия были созданы из шамота – материала сложного, тяжелого, но куда более прочного, чем сама глина и обладающего потрясающей выразительностью. Именно свойства этой керамической массы, принимающей практически любые нужные формы, и определили направление его творческих поисков. Сюжеты оказались на поверхности: рыбаки с невероятным уловом, соседки-певуньи, парочка влюбленная. А еще увлекся Машкарин историей казачества. Изучал быт, семейные традиции, устои. Сейчас чувствует этот край и народ сердцем, здесь обрел состояние, которое называется счастьем.

Чем мы хуже греков?

Одну из первых выставок сделал Геннадий Петрович в Новороссийске. На открытии кто-то из художников сказал:

— То, что мы видим, поразительно. Мы восторгаемся скульптурой древних греков, которые увековечили в скульптуре свою жизнь, своих героев, свои легенды. Машкарин делает то же, но со своими героями. И его истории для нас не менее ценны, может быть, даже более, ведь они исконно наши.

Успех имела выставка в краевом центре. Стало ясно, что появился новый уникальный художник — со своим видением и почерком.

О достижениях мастер говорит скупо:

— Ну, получил серебряную медаль Творческого союза художников России. Еще? Министр культуры Кубани вручил почетный знак «Мастер декоративно-прикладного искусства Кубани». Ну, это самое ценное.

Дело действительно не в наградах, а в том, что после себя оставляет художник поколениям. А Машкарин, кроме уникальных работ, оставит еще и учеников, влюбленных в глину. При художественной школе в Славянске-на-Кубани он создал студию «Терракота», провел бесконечное количество мастер-классов. И в художественной школе Краснодара его уроки пользуются огромной популярностью.

В Новороссийске Геннадий Машкарин сейчас представляет новое направление – скульптуру из папье-маше. Что это такое? Даже трудно слова подобрать… Есть три вещи, на которые человек может смотреть бесконечно: огонь, вода и чужая работа. Работы Машкарина – пронзительные, в них и грусть уходящего лета, и последние годы детства, и тайна старых деревьев. А названия какие поэтичные!

— Обратите внимание на работу «Последние дни детства», — говорит хозяйка галереи «Prima- Юг» Лариса Воспитанюк. — Она полностью вписывается в творческое пространство нашей набережной. Представьте, что море выбросило на берег огромную корягу, а на ней в утренних лучах солнца сидит загорелая девчушка и всматривается в морскую даль. Хочется присесть рядом и глядеть в ту же сторону. Вот такие творения должны украшать наш город. В них есть звучность, действенность и внутренний мир.

— В своих работах, — говорит Машкарин, — я словно возвращаюсь к детским грезам. Помню, как летал во сне: стоит закрыть глаза, взмываешь и видишь маленькие домики, леса и озера. То, что переполняет человеческую душу, словами не всегда выразишь, а мне, как художнику, легче. Смотрите, какой я есть – и в мужских образах, и в женских, и даже в облике животных. Все это – автопортреты, а сюжеты – страницы из моей жизни. Или из чужой, но очень близкой.

P.S. Геннадий Машкарин любезно согласился провести в Новороссийске мастер-класс для тех, чьи руки тянутся к глине.

Справки по телефону: 8 (918) 433-19-85.