Был ли уходящий 2017-й по-настоящему Годом экологии в Новороссийске? Что изменилось? О достижениях и новых напастях корреспондент газеты «СОВА плюс» беседовала с членом экологического совета при главе города Антоном Поповичем.

Вначале о хорошем. «Южные пруды» и «Пионерская роща» переданы в введение городского паркового хозяйства, они вошли в категорию рекреационных зон. Это значит, что их территории могут использоваться новороссийцами для отдыха. Там проложены дорожки для прогулок, можно поставить лавочки, главное – не нарушить сложившуюся экосистему. Кое-где администрация Южного района уже установила таблички, информирующие о том, что территории особо охраняемые, хотя их не так много. Невооруженным глазом видны и другие изменения – роща огораживается, становится ухоженной.

В «Прилагунье» вообще не разрешена никакая деятельность человека, так как эта территория является уникальной для города и России, у этой зоны категория «местная достопримечательность». В этом кроется и отрицательный момент: непонятно, кто несет ответственность за состояние кусочка живой природы. И стендов информационных нет. Большинство местных жителей, считает Антон Попович, даже не догадываются о существовании в спальном районе Новороссийска такой уникальной зоны.

Одних только краснокнижных орхидей там шесть видов! Это офрисы — цветы, напоминающие насекомых. Офрис пчелоносный похож на пчелу, оводоносный, соответственно, на овода. Ятрышник болотный растет рядом с остановочным комплексом, где летом ходят на море отдыхающие, заезжают машины. А еще одной травки – луговика среднего – на территории России вообще больше нигде нет! Здесь живут и редкие насекомые, например, жук-усач предкавказский, а также улитка – элия новороссийская, болотная черепаха, тритон Ланца обыкновенный. Нашли себе пристанище фазаны и болотные совы. Из пернатых тут встречали залетных краснокнижных – египетскую цаплю, серого журавля и золотистую ржанку. Как на Суджукской лагуне, так и на территории «Прилагунья» можно встретить около 200 видов птиц, из них 31 вид – краснокнижный. Например, кудрявые пеликаны зимой тут практически прописаны.

Да, застройки здесь, вероятно, не будет, это гарантировано новым статусом. Но нагрузка на экосистему чрезвычайно высокая. Например, все лето, как утверждает новороссийский эколог, небольшие киоски и ларьки на пляже спускали в озеро через пластиковые трубы воду после мытья рук, посуды и т. д. А в этой воде агрессивные моющие вещества, чужеродные для лагуны. Территория косы, где стоят ларьки, относится не к местной ООПТ «Прилагунье», а к памятнику природы краевого значения «Суджукская лагуна». Но все взаимосвязано.

Строящийся дворец спорта – не лучший сосед для особо охраняемой природной территории. При работах уже было нарушено экологическое равновесие. И куда, интересно, направят стоки канализации огромного комплекса?

Всемирный фонд дикой природы (WWF) и «Центр экологического проектирования, сертификации и аудита» передали в Минприроды Краснодарского края материалы, обосновывающие создание особо охраняемой природной территории под названием – природный парк «Маркотх». Он охватит огромную площадь сразу пяти районов Краснодарского края – от Новороссийска до села Текос, займет около 65 тысяч гектаров. А это значит, что будет сохранено свыше 1 300 видов растений и более 240 видов животных. Природный парк – еще не заповедник. Сюда можно приходить, но аккуратно, чтобы не навредить. И никакой хозяйственной деятельности. Парк начинается в окрестностях Шесхариса.

Прежние экологические «болячки» так и остались с нами, перечислять их можно долго. Прибавились и новые – на Новороссийск наступает мусор! Более 30 несанкционированных свалок было ликвидировано только по сигналам Общероссийского народного фронта. Новороссийцам некуда девать отработанные шины. Уже было несколько возгораний брошенной автомобильной «обувки», по округе распространялся удушливый запах. Одну из таких свалок – на горе Щелба у села Борисовка – местные коммунальные службы растаскивали восемь месяцев. Она занимала 4 гектара. Оттуда вывезли 50 больших фур с использованными шинами, сообщил член регионального штаба Общероссийского народного фронта Андрей Мершиев. Сейчас место на горе расчищено, тут будет располагаться база муниципальных служб ЖКХ. Но вопрос утилизации шин так и не решен. В городе только одно предприятие занимается этим, пояснил Андрей Мершиев, оно может принять один грузовик шин в неделю, но это очень мало для Новороссийска.

А ведь есть технологии, которые позволяют перерабатывать использованную резину, ее добавляют в асфальтовые смеси, в покрытие детских площадок. Кто бы только взялся! Вопрос об открытии подобного производства в Краснодарском крае пока не стоит.

Бурение разведочной нефтяной скважины в акватории Черного моря неподалеку от Новороссийска – еще одна потенциальная угроза. На днях корреспонденты «Вестей» сделали бодрый видеорепортаж с полупогружной плавучей буровой установки (ППБУ) Scarabeo 9, которая ищет углеводороды на дне. Это – совместный проект «Роснефти» и итальянской компании Eni, которые планируют вначале разведать запасы «черного золота» на Западно-Черноморской площади (Вал Шатского), расположенной в районе от Новороссийска до Геленджика. По прикидкам ученых, там залегает около 860 миллионов тонн нефти.

Еще летом некоммерческая межрегиональная природоохранная организация «Экологическая вахта по Северному Кавказу» заявила, что по проекту бурения нефти на шельфе Черного моря положительное решение государственной экологической экспертизы получено незаконно. Чтобы пройти такую экспертизу, нужно не только оценить, как воздействует намечаемая деятельность на окружающую среду. Надо предоставить в государственные экологические ведомства материалы общественных слушаний во всех прибрежных муниципальных образованиях от Тамани до Сочи, заявляет «Эковахта», а их не было.

Уникальное судно, прибывшее для бурения скважины, по словам телевизионщиков, работает так, что будут соблюдены все экологические нормы. Но мир помнит трагедию в Мексиканском заливе, когда на подобной полупогружной нефтяной платформе произошел взрыв и огромную территорию залило нефтью. Риск бурения в Черном море усугубляется еще и наличием сероводорода на дне.

А еще новороссийцы заметили, что их горы стали ниже. Это касается, прежде всего, Сахарной головы, где открытым способом добывается мергель. По всем правилам, после добычи полезных ископаемых должна идти рекультивация земель, но у нас подобная деятельность пока не замечена.

Повлияет ли на жизнь новороссийцев снижение горного хребта? Ждут ли нас изменения климата? Вопросы ставились на экологическом совете при главе города, сообщил Антон Попович, но пока остались без ответа.

Светлана Александрова